Мы

Главные лица

Проекты

Библиотека

Ильдар Абузяров

Василий Авченко

Борис Агеев

Роман Багдасаров

Анатолий Байбородин

Сергей Беляков

Владимир Бондаренко

Владимир Варава

Вероника Васильева

Дмитрий Володихин

Вера Галактионова

Ирина Гречаник

Михаил Земсков

Иван Зорин

Ольга Иженякова

Николай Калягин

Капитолина Кокшенева

Алексей Колобродов

Алексей Коровашко

Владимир Личутин

Вячеслав Лютый

Владимир Малягин

Игорь Малышев

Юрий Мамлеев

Виктор Никитин

Дмитрий Орехов

Юрий Павлов

Александр Потемкин

Захар Прилепин

Зоя Прокопьева

Дмитрий Рогозин

Андрей Рудалев

Герман Садулаев

Владимир Семенко

Роман Сенчин

Мария Скрягина

Константин и Анна Смородины

Татьяна Соколова

Геннадий Старостенко

Лидия Сычева

Михаил Тарковский

Александр Титов

Багдат Тумалаев

Сергей Шаргунов

Владимир Шемшученко

Лета Югай

Галина Якунина

Классики и современники

Главная тема

Литпроцесс

Новости

Редакция

Фотоархив

Гостевая

Ссылки

Видео

Где купить наши книги

Без комментариев

Они любят Россию

Главная | Библиотека | Андрей Рудалев | 

С моим городом так нельзя!

Сейчас я безработный. Появилось определенное свободное время, поэтому езжу на велосипеде по городу. Это и мобильность передвижения и финансово совершенно не затратно. Хотя на днях друг и посоветовал не выезжать на дороги, а то разные лихачи ездят, вдруг что… Но я человек совершенно не мнительный, езжу, общаюсь с людьми, с журналистами.

Последние, кстати, пребывают в растерянности. Говорят, что совершенно не знают, о чем сейчас в городе можно писать, и работа перестала приносить радость.

Мой Северодвинск всегда был городом технической интеллигенции, да и рабочие, хоть и ломала их через колено муть и неразбериха 90-х, остались думающими, открытыми, патриотами своего дела. У нас всегда можно было высказаться не боясь, не страшась, этого никто у людей не отнимал. Все знали, любой новый начальник понимал, что с северодвинцами так нельзя, ведь это гордые честные люди. Это понимал и предыдущий мэр города, возможно, поэтому и смог удержаться три срока. Конечно, он скрипел зубами. Конечно, внутренне матерился, уж слишком много критики было в его адрес, каждый шаг, каждый поступок был под пристальным вниманием города. Но что-то всегда сдерживало человека, видимо был какой-то внутренний такт, понимание ситуации, твердое знание и уверенность, что на общественное мнение чрезмерно давить нельзя.

Но что-то произошло в последние полгода. Думаю, что пошел период испытания Северодвинска на прочность, на силу духа.

Происходит, как мне кажется, какая-то потеря адекватности. Пару лет назад разругались в пух с одним крупным городским чиновником, только что не ударили друг друга. Но мы не стали врагами, наоборот, появилось уважение друг к другу. Относительно того же Сергея Шаргунова несколько лет назад у меня были различного рода реплики в прессе, многое было необъективно и продиктовано какими-то предрассудками. Но потом они развеялись и пришло понимание. Понимание о человеке и его творчестве.

Сейчас же, колеся по городу на велосипеде, на меня сыплется поток различной информации. Вот один человек в какой-то компании скептически отозвался о новом городском руководстве, на другой день он пишет заявление. Меняются со скоростью падающей осенней листвы руководители муниципальных предприятий, причем довольно успешных. Проверка, выявили нарушения, попросили. В некоторых случаях все это сдабривается акцией очернения в прессе.

Конечно, я все понимаю, новая власть, новая метла. Сплачивается команда и как в революционном 17-ом – телеграф, телефон, мосты, вокзалы… Но происходит уж слишком все бесцеремонно, нагло с агрессивным нахрапом, который прикрыт довольно респектабельным фасадом. Пошла массированная зачистка с последующим перепахиванием местности.

В этой ситуации самое обидное – разочарование. С приходом новой городской власти строились планы, были какие-то надежды. Романтика, блин… Но сейчас понимаешь, что новизна не приносит никакой радости и счастья. Первый звоночек прозвенел практически сразу: было пресечено любое позитивное упоминание о предыдущем городском голове, как будто была какая-то черная беспросветная полоса, и вот пришли мы великие и прекрасные... Все беды, все проблемы с азартом списываются на ту власть. Это очень удобно на самом деле и, конечно, ни о какой преемственности речи не идет, создался четкий образ врага.

Счет к новой власти еще и в том, что она активно распыляет страх. Этот усиливающийся страх я почувствовал у журналистов, у простых людей, у рядовых чиновников. Нагоняется истерия по поводу кризиса, по поводу тяжелых предстоящих времен, относительно потери работы, потери средств существования… Многоточие здесь может быть бесконечным.

По большому счету, все это не голословные безумные обвинения. Я не призываю к свержения всех и вся. Но это мои и не только мои ощущения, переживания. Это мой диалог, который я буду навязывать любому чиновнику, любой власти. Без этого диалога не придет понимание, а будет только серость и туман, в котором какие-то флибустьеры будут активно пытаться что-то ловить.

Я знаю, что с любым человеком можно говорить. С кем-то сразу, кого-то предварительно нужно привести чувство, но всегда можно, по своей наивности, я верю, что нет патологически неспособных для диалога людей.

Один из лучших наших региональных журналистов оставила следующий комментарий в моем блоге: «Факт ценен сам по себе. Любой. Он - отражение мира. Митинг врачей, карусель в парке, выброс на заводе... Новость - это новое знание. Знание о мире. И каждый день картина мира меняется, она разная. Наш мир загоняют в рамки. Узкие до неприличия. Мир ограничивают «успешными» нацпроектами, ростом ВВП, программой школьного питания. Нас лишают знаний о соседе, соседнем городе, хорошем писателе... По какому праву? Ради какой идеи? Нет объяснения. Диалога и в правду нет. Нет логических аргументов. Нет даже элементарной мотивации поступков. Только давят, давят, давят. На страх, на благополучие, на психику... Первобытное общество. Только вместо шкур-серые пиджаки».

И вот вы знаете, с нашим городом так нельзя, мой город не пещерный. На северодвинцев нельзя давить, давить, давить, у них всегда был и будет свой голос, который прорвется через любую корку льда. А ведь мой город – это пусть и маленькое, но отражение моей прекрасной страны, которую я бесконечно люблю.

Андрей Рудалёв