Мы

Главные лица

Проекты

Библиотека

Ильдар Абузяров

Василий Авченко

Борис Агеев

Роман Багдасаров

Анатолий Байбородин

Сергей Беляков

Владимир Бондаренко

Владимир Варава

Вероника Васильева

Дмитрий Володихин

Вера Галактионова

Ирина Гречаник

Михаил Земсков

Иван Зорин

Ольга Иженякова

Николай Калягин

Капитолина Кокшенева

Алексей Колобродов

Алексей Коровашко

Владимир Личутин

Вячеслав Лютый

Владимир Малягин

Игорь Малышев

Юрий Мамлеев

Виктор Никитин

Дмитрий Орехов

Юрий Павлов

Александр Потемкин

Захар Прилепин

Зоя Прокопьева

Дмитрий Рогозин

Андрей Рудалев

Герман Садулаев

Владимир Семенко

Роман Сенчин

Мария Скрягина

Константин и Анна Смородины

Татьяна Соколова

Геннадий Старостенко

Лидия Сычева

Михаил Тарковский

Александр Титов

Багдат Тумалаев

Сергей Шаргунов

Владимир Шемшученко

Лета Югай

Галина Якунина

Классики и современники

Главная тема

Литпроцесс

Новости

Редакция

Фотоархив

Гостевая

Ссылки

Видео

Где купить наши книги

Без комментариев

Они любят Россию

Главная | Библиотека | Андрей Рудалев | 

Отобрали

У меня отобрали дочь.

Боролся как мог за семью. Разговаривал, не спал по ночам, пил сердечные, плакал, истерил, дал публично в морду подонку. Привыкал жить в одиночестве, свыкался с тем, что дочь приходит на один день в неделю, что живет под одной крышей с чужим мужиком, пытался понять супругу, на сколько хватало сил образумить, договариваться с ней. Потом был развод, который как мог оттягивал только за тем, чтобы мог ребенку смотреть в глаза - боролся за семью до конца. Она так этого хотела, ждала от меня, что я что-то сделаю и все исправлю...

Но потом было лето. Позвонил на мобильный к бывшей супруге: «Ты когда Катю приведешь ко мне?»

- Мы сейчас едем в отпуск в Ленинградскую область. Когда вернемся, не знаю, скорее всего, через месяц. Трубку ей не дам…

Потом - полтора месяца ожидания, отключенные телефоны, полное отсутствие какой-либо информации. Но я твердо знал, что скоро увижу и обниму ее, дочь свою.

Очередной звонок на работу бывшей. Вместо «не знаем когда выйдет», слышу: «Она здесь больше не работает. Переехала в другой город»…

Это были дни безумства. Вот так просто, так легко у меня отняли надежду, лишили смысла. Я не знаю где моя дочь, что с ней, как ей… Позвонила с неизвестного номера бывшая: «Мы в Ленинградской области. Когда приедем в Северодвинск, не знаю. Когда увидишь ее?.. Я не думала об этом».

Упросил дать трубку дочке:

- Как ты, Катюш?

- Мне плохо…

Слезы и тяжкие, разрывающие мозг гудки в трубке. И все последующие дни приговор: «Аппарат абонента выключен…».

Формально у бывших супругов равные права по отношению к ребенку, но на деле отец практически бесправен. Мать может позволить, может отказать, может соблаговолить, а может запретить…

Почему-то вспомнились крепостные крестьяне, когда могли вот так запросто разлучить родителей с детьми и так далее….

Дикая ситуация. Да и речь ведь идет не о дележе какой-то собственности, но здесь ребенок становится собственностью и орудием шантажа, какой-то странной и непонятной мести.

Вот и думаешь постоянно, а на хрена мне, моему ребенку такой закон, который не защищает наши права, работает по инерции, по каким-то странным схемам?

Вора нельзя публично назвать вором, негодяя – его настоящим именем. Все они под защитой закона. Все действия должны совершаться по нормам матрицы, любое нарушение алгоритма, любой внесистемный элемент должен быть изолирован.

Если обесчещенный муж дает в морду подонку, разрушившему его семью, сам же и становится виноватым. Блудливый мужик сейчас практически герой в глазах общества, а неверной жене никто не собирается мазать дегтем ворота – она самостоятельная женщина, знающая толк в жизни и пытающаяся взять от нее по максимуму.

Почему в нашем обществе, к примеру, частная собственность возведена в ранг сакральных ценностей, а семья, о которой все любят рассуждать, совершенно выпала из сферы интересов закона? Почему нет уголовной ответственности за порушенную семью, ведь по большому счету это можно сравнить с убийством человека?

Бесконечные «почему», на которые нет ответа.

Обрастаем ракушками

Время дуэлей прошло, нечистоплотные люди, чувствуя безнаказанность, которую им обеспечивает умение трактовать закон, упражняются в крючкотворстве и с азартом австралопитеков размахивают этой юридической дубиной. Теперь это высший пилотаж, что в этой системе такой анахронизм как личность, когда важно понимать исключительно юридические алгоритмы, хитросплетения, знать судебную практику?..

И что значат в этом контексте постоянные призывы о необходимости повышения юридической грамотности людей? Для чего, прививать страсть к игре, подсаживать их на этот анаболик, давать пропитание бесчисленным сутягам и стряпчим? Так и хочется провести координальную дезинфекцию и повыгонять клопов-клещей-тараканов из избы, из наших голов!

Прописная истина, что культура – это процесс обретения и сохранения вечных ценностей. Десяти заповедей, к примеру. С другой стороны ширится тенденция, когда днище этого корабля обрастает ракушками, навязанными штампами, идолами сознания, особыми клише, которые пародируют действительные ценности. Проще, конечно, не замечать всего этого, а можно видеть, выявлять и говорить об этом. Кто что выбирает...

Нам твердят, что «демократические ценности» – венец достижений человечества. Нас старательно уговаривают, что правовое государство – верх всех наших мечтаний. Утверждают, что закон одинаков для всех.. После этих заговоров следует автоматически кивать головой, повторяя мантры, заученные из телевизора. Но можно видеть и понимать другую ситуацию, что закон – это не более, как инструкции сюзерена, спускаемые им для своих вассалов, особые вожжи, которыми проще управлять, а чтобы создавать видимость твоей независимости и комфорта сбрую украшают, на нее вывешивают завлекательные колокольчики. Что судебно-правовая система – не более, чем разветвленная коммерческая структура, и если ты здесь не крутишь рулетку – в любом случае проиграешь. Между ней и нравственностью - огромный диссонанс, морально-этические категории постоянно вступают с ней в конфликт. Это практически единственное, что ставит ее под сомнение. И в итоге получается, что ничего, кроме тех же десяти заповедей нет, а все остальное всего лишь доходное лапшевидное мифотворчество.

Однако как бы там ни было, человеческое проявляется и выходит на первый план, становится вечным сюжетом для произведений искусства. Обманутые мужья справедливой дланью расправляются над подонками-соблазнителями, а калоевы над убийцами своих детей. Это настоящее, это истинное, все остальное – мираж и блеф.

Человек должен следовать, так как велит ему сердце, долг, честь. И никакой коммерциализированный закон здесь не сможет стать этому альтернативой, он предельно далек от каких бы то ни было моральных категорий, ведь их к делу не пришьешь.

Воскресный папа без прав

Что может быть хуже, унизительней для мужчины, чем такое тавро: «воскресный папа». Какую-то тюремную систему свиданий уж очень это напоминает.

Что в силах? Письма в отдел опеки и попечительства. Обещают поговорить/уговорить, попытаться найти новый адрес, но у них тоже ограниченная компетенция.

Исковое заявление в суд, чтобы определить порядок осуществления родительских прав. Определится, но в силу расстояний, всегда его можно просаботировать.

- Это время твоего приезда не удобно, у нас другие планы. Нет, не сегодня. Сегодня никак нельзя. Ребенок занят уроками и не может сейчас с тобой говорить.

А на завтра опять отключенные телефоны...

На одном из юридических форумов увидел возможную и вероятную перспективу. Человек просит совета и помощи: «Мы с женой в разводе. Живем отдельно друг от друга. Я в Краснодаре, она в Казани. Есть ребенок, который проживает с матерью. Я по исполнительному регулярно выплачиваю алименты. В силу отдаленности видеться часто с сыном не могу, только в период отпуска. В прошлый раз (2 года назад) приезжал в отпуск и на протяжении практически всего отпуска «договаривался» с женой, когда мы сможем с сыном увидеться. Она, ссылаясь на занятость, все время переносила. Отдавать мне сына, чтобы мы с ним погуляли днем, а потом я отвез его к ней - отказалась наотрез. Напрямую в свидании не отказывает, но и времени не дает. С горем пополам мне «выделили» 2 часа на свидание. Сейчас история повторяется. Я заранее, предупреждаю, что у меня отпуск и я приеду. В ответ легкие намеки на то, что они, возможно, уедут».

Ответов по большому счету нет. Есть констатация, что процессы по порядку общения с ребенком являются одними из наиболее сложных в юридической практике, а «власть над ребенком и возможности матери для разрушения семейных отношений между отцом и ребенком безграничны».

Попытаться потягаться и выступить с иском о передаче ребенка отцу, тем более что дочке почти десять? Но это уж совсем утопично. Каждый скажет, что у ребенка должна быть мать, а отец желателен, но не обязателен. Шансы были бы, если мать была алкоголичкой, наркоманкой, антисоциальным элементом… Так ведь она в целом хорошая мать, она начинает новую жизнь, в которой мне нет места, желательно, что и в жизни нашей дочери.

Найти, приехать и забрать? Поступок, но он выльется в лишний повод тебя же окончательно очернить, и после этого ты уж точно никого не увидишь.

Полная безнадега. Что делать? Ждать и надеяться? Лелеять мысли, что по прошествию лет дочь сама все поймет и придет ко мне? А если не так, а если ей будут ежечасно капать о плохом отце, которого нет рядом? А если потом она пройдет мимо и не взглянет в мою сторону?..

У меня отобрали дочь. И в этом цивилизованном обществе, я совершенно не знаю, что делать. И в этом цивилизованном обществе, я понимаю, что у меня, у отца – нет никаких прав.

Андрей Рудалёв