Мы

Главные лица

Проекты

Библиотека

Ильдар Абузяров

Василий Авченко

Борис Агеев

Роман Багдасаров

Анатолий Байбородин

Сергей Беляков

Владимир Бондаренко

Владимир Варава

Вероника Васильева

Дмитрий Володихин

Вера Галактионова

Ирина Гречаник

Михаил Земсков

Иван Зорин

Ольга Иженякова

Николай Калягин

Капитолина Кокшенева

Алексей Колобродов

Алексей Коровашко

Владимир Личутин

Вячеслав Лютый

Владимир Малягин

Игорь Малышев

Юрий Мамлеев

Виктор Никитин

Дмитрий Орехов

Юрий Павлов

Александр Потемкин

Захар Прилепин

Зоя Прокопьева

Дмитрий Рогозин

Андрей Рудалев

Герман Садулаев

Владимир Семенко

Роман Сенчин

Мария Скрягина

Константин и Анна Смородины

Татьяна Соколова

Геннадий Старостенко

Лидия Сычева

Михаил Тарковский

Александр Титов

Багдат Тумалаев

Сергей Шаргунов

Владимир Шемшученко

Лета Югай

Галина Якунина

Классики и современники

Главная тема

Литпроцесс

Новости

Редакция

Фотоархив

Гостевая

Ссылки

Видео

Где купить наши книги

Без комментариев

Они любят Россию

Главная | Библиотека | Андрей Рудалев | 

Молодость призывает бороться!

- Вот вы тут говорите, что молодежь сейчас безынициативна, не деятельна… У нас в молодежном совете все не так, к примеру, активно развивается спорт, открываются все новые площадки для занятий различными видами спорта...

Далее - заготовленная реплика в стиле «мы бодры, веселы» из известного советского кинофильма.

Это была встреча с Сергеем Шаргуновым в городской библиотеке. Парень с девушкой, лет немногим за двадцать выделялись. На них обратили внимание все, почему-то с первого взгляда стало понятно, что не за разговорами о литературе сюда пришли. Они заметно волновались, это волнение пытались подавить бойкими разговорами друг с другом.

Потом молодой человек дождался необходимого момента, выстрелил репликой, и через некоторое непродолжительное время они счастливые от чувства выполненного долга покинули зал. Как стало известно, информация о неблагонадежных высказываниях, якобы имевших место в ходе выступления, была оперативно доведена до сведения…

Я понимаю, что власть готовит себе молодежный резерв, кует новые проверенные кадры. Но при этом всегда хочется спросить: почему эти кадры заправляются определенной программой действий, почему им внушается, что верх всех жизненных мечтаний – стать менеджером в крупной компании или чиновником. Ну или, по крайней мере, где-нибудь поближе к лучезарному властному солнышку. После этого даже никому не надо объяснять, что достижение этих целей возможно только через лояльность, через конъюнктурность, через виляние хвостом. Происходит глумливое переформатирование юных личностей, а, как я помню, это практически смертный грех.

Не очень люблю рассуждать о себе, публично рефлексировать. Вероятно, все это в силу гипер- самокритичности… Но сейчас попробую. Три года я работал чиновником, пресс-секретарем, то есть официальным рупором муниципального органа власти, и все это время считал себя достаточно свободным. Это была и внутренняя свобода, которая внешне позиционировалась через свободную форму одежды, а вовсе не галстук\костюм. Помимо этого всегда свободно мог выступать на страницах городской прессы уже в качестве публициста с различного рода собственными домыслами-рассуждениями. К примеру, что-то выходило о выборах, о партийной системе, потом в газетах разворачивались дискуссии. Этому не мешал тот факт, что и предыдущее руководство города, как и сейчас состояло и состоит… С моим прежним руководителем у нас сложились отношения, которые можно определить неологизмом «советования»:

- Андрей, зайди, мне надо с тобой посоветоваться…

- Владимир Николаевич, мне надо с вами посоветоваться, как лучше сделать…

Просто была иная школа у человека, иная стать, способность к компромиссам и дипломатические таланты в полной мере.

Это разговор, конечно, не об абсолютной, но свободе. Теперь об адекватности, ну или о тяге к адекватности.

Для человека пишущего, моя уже бывшая трудовая деятельность была если не верхом мечтаний, то, по крайней мере, достаточно желанной. Но я с первого дня старался не заигрываться, пытался ограждать себя от рабства приятной привычки, всегда знал, что смогу развернуться и уйти. Да куда угодно уйти. Мести улицы, сторожить склады…

Естественно, когда вижу, что той организацией, в которой я работал, интересы которой отстаивал, управляют извне и топают ножками по любому поводу. Когда мне стали говорить: почему ты общаешься с этими журналистами, с этим СМИ, ведь они наши враги?! Когда я последние несколько месяцев вижу, что моему руководителю наушничают, и на стол услужливые анонимы поставляют распечатки всех моих письменных высказываний с добросовестными рукописными комментариями на полях… Когда мне в последний упрек поставили, что я встретил и принял друга, критиковавшего партию власти и так далее. В этой ситуации моя внутренняя свобода и тяга к адекватности на реплику «пиши заявление» отреагировала единственно возможным образом.

А как иначе? Сидеть, подстраиваться под ситуацию, дрожать и трястись за место, сжимать голову в плечи перед любым начальником, мечтать о счастливой пенсии, деградировать и стареть на глазах? Ради чего? Ради уюта, ради условных жизненных благ?

Мне же уютно с ощущением личной свободы и адекватности. С осознанием того, что, по крайней мере, сам для себя я смогу создать личную независимую республику, внутренний «город Солнца».

Эта республика оберегает от страха, от преждевременного старения, от нервного желания подстраиваться под обстоятельства, от желания иных тебя сломать, загнать в какие-то рамки, сделать роботизированным механизмом.

Так для чего этот замес из, казалось бы, не связанных друг с другом тем? Молодая молодежная парочка и кретинизм личной ситуации…

А все для иллюстрации довольно банального умозаключения: в какой-то момент человек начинает соглашаться, свыкаться, привыкать ко всему и оправдывает свои действия, свои поступки этой привычкой. Одно дело, когда позади большая часть жизни и время подводить итоги, другое – когда человек с младых ногтей спешит и тянется к этому. Некоторых уродуют, ломают, соблазняют пряниками, другие сами готовы стараться, выслуживаются соглядатаями, шипят анонимами, шагают стройными колоннами вперед за какой-нибудь морковкой. К сожалению, сейчас для всего этого слишком унавожена почва, и от нее источается пар страха.

Но по наивности, хотелось бы думать иначе, что ощущение молодости нужно сохранять в себе. А молодость призывает бороться, часто идти против течения, высказываться, проявляться, и не становиться серой услужливой тенью с согнутой спиной и вечным выражением лица «чего изволите».

Андрей Рудалёв