Мы

Главные лица

Проекты

Библиотека

Ильдар Абузяров

Василий Авченко

Борис Агеев

Роман Багдасаров

Анатолий Байбородин

Сергей Беляков

Владимир Бондаренко

Владимир Варава

Вероника Васильева

Дмитрий Володихин

Вера Галактионова

Ирина Гречаник

Михаил Земсков

Иван Зорин

Ольга Иженякова

Николай Калягин

Капитолина Кокшенева

Алексей Колобродов

Алексей Коровашко

Владимир Личутин

Вячеслав Лютый

Владимир Малягин

Игорь Малышев

Юрий Мамлеев

Виктор Никитин

Дмитрий Орехов

Юрий Павлов

Александр Потемкин

Захар Прилепин

Зоя Прокопьева

Дмитрий Рогозин

Андрей Рудалев

Герман Садулаев

Владимир Семенко

Роман Сенчин

Мария Скрягина

Константин и Анна Смородины

Татьяна Соколова

Геннадий Старостенко

Лидия Сычева

Михаил Тарковский

Александр Титов

Багдат Тумалаев

Сергей Шаргунов

Владимир Шемшученко

Лета Югай

Галина Якунина

Классики и современники

Главная тема

Литпроцесс

Новости

Редакция

Фотоархив

Гостевая

Ссылки

Видео

Где купить наши книги

Без комментариев

Они любят Россию

Главная | Библиотека | Андрей Рудалев | 

И Сталин такой молодой

Нет, поймите меня правильно, я не собираюсь оправдывать Сталина. Но определения: маньяк, деспот, извращенец, кровопийца – это тоже едва ли подходящие характеристики для этого человека. Сталин даже не главное, более всего задевает то, что его образ стал своеобразной берлинской стеной в восприятии истории Отечества, причем не только 20 века. Если обратиться к избитой оппозиции либералов и патриотов, то для первых все, что связано с именем Сталина, даже любая привязка к нему является отвратительным и гадким, проявлением абсолютного зла. Именно это и явилось причиной нивелирования значения победы в Великой Войне, ревизией ее событий, пародирования в духе тотальных заградотрядов, дисбатов и общей стратегии устилания трупами. Причем к подобному взгляду, к сожалению, мы уже практически привыкли. Размахивая Сталиным, будто пугалом, развивают комплекс неполноценности, который в 90-е постиг своего предела, говорят о рабской психологии, как об одном из наследий сталинизма. Научились умело сравнивать и уравнивать нашу историю с фашизмом.

Для патриотов же в запале апологии Родины и образ Иосифа Виссарионовича нередко становится воплощенным идеалом земного правителя.

Причем в рассуждениях и той и другой стороны превалируют эмоции и подтасовки фактов. Точка в споре едва ли будет когда-либо поставлена. Ни профессиональные историки, ни политики не разберутся в этом вопросе и не придут к согласию. Есть жизнь на Марсе, нет жизни на Марсе…

Еще раз повторюсь, так получилось Сталин – основная кость в горле для оценки всего советского периода истории страны, пища для бесконечного и непродуктивного самобичевания. Уроки в такой ситуации не делаются и даже, наоборот, возникает острое желание вести разговор от противного в стиле: даешь железную руку! только такой правитель нам и нужен! Оговорюсь, но как-то ни одна из стран мира не рвет ежечасно волосы на голове из-за многочисленных преступлений, случающихся в их истории. Да это политика, да это идеология.

Страну надо любить, при гимне вставать, а при победе сборной в каком-либо виде спорта – растирать слезы радости по щекам. Любимого же человека мы всегда воспринимаем в несколько идеализированном виде. При том есть такое немного людоедское понятие как историческая необходимость, стратегия, в конце концов, когда жертвуют малым подразделением для совершения обманного удара и отвлечь от основных сил. Но ладно, рассуждать таким образом можно бесконечно и при этом всегда подставляешься, ведь давно уже объявлены цивилизованные ценности автономной человеческой личности, а понятия самопожертвования и взаимопомощи, которыми собственно и совершалась борьба за выживание человеческого рода, стали архивными.

К сожалению, нашему современному разорванному сознанию сложно воспринять и принять Отечество, как единый телесно-духовный организм. Вместо этого мы дробим ее тело, разрываем на части, беспрестанно глумимся и подтасовываем любые факты под выгодный в той или иной ситуации ответ, а потом сетуем на превратности судьбы, на смуту, на порушенные храмы, на толпы нищих, бывших еще вчера хозяевами великой империи. Кстати, это именно осколки зловещего «коммунистического» прошлого, марксистского мышления, когда рассуждают об истории как о темном порочном и диком прошлом, зияющей яме, от которой нужно побыстрее откреститься. При этом легко забывается, что это единая преемственная линия традиции, наше наследие.

Уроки истории не состоят в том, что сегодня мы решили, будто тот плох, а этот хорош. Уроки – это осознание целокупности живого исторического процесса, тогда мы сможем подняться над эмоциями, над амбициями, над понятием сиюминутной выгоды и сможем увидеть истинные причины тех или иных событий и предвосхитить их последствия. Пока же мы без конца оперируем фантомами и стереотипами, гипнотически повторяем вдолбленные в головы установки, которые могут создать любую реальность в нашем восприятии. Все это техника, обработанная до мелочей. Самые свежие примеры – «преступные» режимы Слободана Милошевича и Саддама Хусейна. Цели, ради которых из них сделали чудовищ, нам всем понятны. Подобное исчадие ада технологи могли бы сделать и из Лукашенко, Путина, да собственно из кого угодно, лишь бы было желание и стратегические интересы.

Сталин универсальный герой для любой ситуации, для любой идеологии, восприятие его личности, его роли может быть бесконечно многообразным, потому и разговоры вокруг него будут еще долгое время достаточно актуальны.

Пару месяцев назад на перепалку в соловьевской передаче «К барьеру» сошлись Проханов и Сванидзе. Обсуждали Сталина. В как-то весной на местном северодвинском телевидении состоялся эфир программы «Точка зрения», посвященная памяти жертв Ягринлага. Сталин был безоговорочно представлен как пленитель и мучитель и убийца десятков тысяч людей только в наших краях (хотя практически в самом начале передачи пафосная цифра жертв была подправлена и уменьшена в разы). Здесь приглашенные не пытались понять и порассуждать, почему достаточно много людей голосуют и оправдывают жертвы во имя индустриализации. Вместо этого достойнейшие люди стали устраивать им публичную экзекуцию и порку, обвиняя в чем угодно. Скатились до высказываний, что это голосуют потомки палачей и охранников. Чем такая психология, такой подход отличается от ненавистного им сталинизма, я понять не могу?

Если уж говорить о Сталине то, для начала нужно осознать, что наша страна практически до последнего времени находилась в состоянии войны, которая претерпевала разные периоды, но апофеозом ее стало Священное сражение 41-45 годов. Практически с Русско-японской войны началась Столетняя война, в состоянии которой Россия пребывала весь ХХ век. Чтобы выстоять в этой роковой схватке страна шла на всевозможные жертвы, она стала коллективным Матросовым, вновь и вновь самоотверженно бросалась на вражеский дзот.

Нужно брать в расчет ситуацию, в которой «отец народов» руководил территорией, при нем вновь ставшей страной. Год «Великого перелома» – всего лишь 12 лет после Октября, внешних и внутренних врагов было более, чем предостаточно. Но опустим и это: главное, что дикий восточный тиран был послан нам, чтобы победить в Великой Войне, чтобы сохранить государство. Иначе повторилась бы судьба панически сдавшейся Франции, всей Европы, и новый тушинский вор засел бы в Кремле. Уроки Смутного времени здесь показательны. Перебороть самую совершенную и отлаженную в тактико-стратегическом отношении военную машину, спасти от нового многовекового ига и периода варварства могло только лишь чудо. Но чудо не происходит спонтанно, оно всегда подготавливается многими трудами, многими страданиями.

Сейчас регулярно устраиваются пляски на костях, твердят о миллионах погибших, соревнуясь, кто назовет больше. Истеричные возгласы и манипуляция цифрами жертв - достаточно пошлое занятие. История без жертв не делается, так уж повелось со времен Каина и Авеля. Любая жертва характеризуется вопросом: ради чего и каков итог. Об этом тот же г-н Сванидзе – певец ельцинской демократии, естественно, знает. Они не отправляли людей в лагеря или строительство, к примеру, ББК или поселка Судострой, а попросту выбросили их нищими на улицу и оставили там подыхать. Сами же кружились вокруг в своем бесовском шабаше, судорожно деля бабло.

Сколько стариков было съедено монетизацией? Да что там, весь список предъяв нашему времени перечислять не буду, уж слишком все это хорошо известно. Вот и вопрос: имеем ли мы моральное право осуждать Сталина, ведь делаем это часто, чтобы отвести внимание от современных преступлений. Имеем ли мы право осуждать Сталина, продав за гуманитарную помощь и всевозможные бубенчики в конце 80-х память своих дедов, своих отцов, свою страну, наконец. Если чуть-чуть задуматься, то таких вопросов «имеем ли право» появятся десятки и все они на нашей совести.

Через 16 лет после победы в Великой Войне запустили человека в космос, отстроили заново страну. После развала СССР прошло даже больше времени и что сейчас?.. Ширма сомнительных нацпроектов, а вместо страны -- ежечасно усиливающаяся и плодящаяся раковой опухолью чиновничье-коррупционная телега, во главе которой когорта циничных менеджеров и юристов, страдающих комплексом самозванства? Вот вам и мера, а вы говорите Сталин, пытаетесь о нем рассуждать о нем, да еще с чужих слов.

Андрей Рудалёв