Главная | Главная тема | 

«Третий Рим» с лицом пенсионера

Ни в Европе, ни в России в данный отрезок исторического времени нет ни ближайших, ни дальних целей жизни, чтобы эти цели могли играть мощную объединяющую и мобилизующую роль.

С интересом прочел выступление Дмитрия Олеговича Рогозина на мировом политическом форуме в Ярославле.

Моя статья – своеобразный отклик на это важное по смыслу выступление-программу. В наше время говорить о проблемах межнациональных отношений – это все равно, что идти по минному полю, где каждый шаг надо тщательно выверять, чтобы не задеть случайно «растяжку» закона, строго карающего за пропаганду национальной розни, с другой стороны надо ухитриться не наступить на изрядно поржавевшую мину давних национальных проблем…

РАСОВЫЙ «ЗАКАТ» ЕВРОПЫ

Бывают ситуации, когда логически выстроенный ряд аргументов в реальной жизни не работает, в политике же, где каждое слово порой имеет двойной смысл, тем более. Вошедшие не так давно в русский язык слова «толерантность», «мультикультура» и т.д., предназначенные для европейских Жаков и Фрицев, так и остались в ходу лишь у немногочисленных защитников прав человека. До простого народа пока не доходит ни их смысл, ни тем более звучание этих иностранных, разнообразно толкуемых терминов

В свое время Европе нужна была дешевая рабочая сила, и они ее получили в лице мигрантов. Прошли десятилетия, и на территории шпенглеровской «постзакатной» Европы возникло пространство, в котором цивилизованные европейцы как бы уже и не совсем хозяева, а «цветные» кварталы, в которые не рискует заезжать полиция, новые поселенцы претендуют на собственную роль в общественной и политической жизни. Правда, чаще всего эти претензии выражаются в форме молодежных бунтов с пока еще неясными требованиями.

Такова расплата правителей Европы, проглотившей наживку «дешевой» рабсилы.

Бич Божий, увы, редко настигает тех, кто совершил масштабное насилие или преступление, зато часто ударяет по простым людям, по тем, кто поддался искушению и сделался потребителем дешевых благ, кто всего лишь наблюдал за происходящими событиями.

ПОЧЕМУ ОНИ БРОСИЛИ РОДНЫЕ ДОМА?

Почему эмигранты из разных стран покидают родину, бросают, может быть навсегда, свои горы, шахты, азиатские аулы и кишлаки, джунгли, берега морей и полноводных рек? Чем манят их скученные перенаселенные города? Каковые цели мигрантов на чужбине?

Возможно, кто-то из них бежал от войны, кто-то от тяжелого, почти бесплатного труда на хозяина, жестокого и мстительного, кто-то польстился на пособие той или иной европейской страны. Уж лучше жить на небольшое пособие в Берлине или Париже, чем гнить заживо в каком-нибудь медном руднике.

Есть ли в этом явлении какие-то скрытые для наблюдателя мотивы? Из чего складывается историческая «усталость» тех или других народов? Если это своего рода «болезнь», то какие причины ее вызывают? И поддается ли она лечению? Пока нет четкой, общеевропейской концепции или программы по решению назревших демографических проблем.

МЕНЯЮЩИЕСЯ ЛИЦО ЕВРОПЫ

Сегодня у Европы смуглое лицо переселенца, говорящего на своем языке и считающего часть города, район, в котором он проживает, своей неотъемлемой территорией, эти люди -- «6 колонна» той или иной страны. Т.е. группа, настроенная если не недружественно против местного населения, то, по крайней мере, равнодушно, этой «колонне» безразличны история и проблемы той страны, в которой они проживают.

Мультикультуризм – вынужденное явление, как в Европе, так и в России. И оно молчаливо приветствуется мегаполисами, ведь надо кому-то убирать города, водить автобусы, ремонтировать дороги… Возможно, в недалеком будущем наемные армии некоторых стран также будут состоять целиком из молодых госарбайтеров.

СЕНТЯБРЬСКИЕ ТЕЗИСЫ Д. РОГОЗИНА

Для решения проблем, поставленных Дмитрием Рогозиным в его четкой и по смыслу программной статье, у русского народа, мне кажется, пока нет сил – как физических, так и духовных, нет понимания трагизма происходящего, и уж тем более у нет воли для того, чтобы как-то противостоять разрушению своего цельного народного образа. Для того, чтобы решить эти проблемы, России также требуется соответствующая идеологии и стратегия.

Ни в Европе, ни в России в данный отрезок исторического времени нет ни ближайших, ни дальних целей жизни, чтобы эти цели могли играть мощную объединяющую и мобилизующую роль.

Мне не очень нравится слово «мобилизация», в нем звучит горькое прошлое наших отцов и дедов, но в данном случае все же приходится говорить именно о мобилизации народа на какое-то высокое дело.

Синонимом слова «мобилизация» в нашу толерантную, и в то же время довольно жестокую эпоху может быть лишь «воодушевление», почти добровольчество, забытое с прошлого века слово «энтузиазм», напоминание об историю русского народа, где были не только поражения, но и победы.

БАТЫЕВА «ТИШИНА»

Русский народ – не старый еще народ, ему всего тысяча лет. Но откуда же при такой исторической молодости появились усталость, пассивность, неверие в лучшее будущее?

Я иногда ходжу на местный районный базар, вижу там, в основном, пожилые лица, и даже страшно становится – неужели мы тут все такие старики? Пройдет еще лет десять, от силы двадцать, и мы умрем, и кто же тогда будет ходить по маленькому базарчику?

Я уже не говорю о глухих деревнях, где остались силуэты разрушенных коровников, словно не люди их разорили, а прошла бомбежка вражеской авиации… В этих деревнях уже нет молодых женщин, они живут в городах, где жизнь не менее трудная, поэтому в семьях рожают чаще всего одного ребенка, иногда двух.

Дети часто болеют, некоторые вырастают хилыми, слабыми – как им служить в армии, рожать детей, строить, изобретать, делать открытия в науке и культуре?

На нашей улице, где даже в хрущевские времена было более полусотни коров, осталась одна, ее пасет на веревке какой-то старик, и едва не падает при каждом рывке животного…

Такая внешне забавная картинка на фоне угасания деревенского уклада жизни.

Заметна потеря молодежи интереса к земле, к работе на приусадебных участках – здесь трудятся в основном старики, скорее по привычке, чем и по нужде, ведь картошку, капусту и морковку сейчас можно купить в магазине. А вскоре сил не остается даже на выращивание укропа…

ФУНДАМЕНТ СОЦИАЛЬНОГО РАВЕНСТВА

Исчезает вместе с деревнями родовая мысль, мудрецы и философы местного розлива, известные среди своей родни, деревни или небольшой округи. Это были надежные и верные обоснователи и толкователи жизни своего крестьянского рода.

Исчез инстинкт ежегодного воспроизведения рода, его постоянного возрождения, когда, несмотря на холод и голод, на всяческие зажимы со стороны барства и царского чиновничества, презирая нищенские условия быта, крестьянские семьи постоянно пополнялись новыми детьми, роды плодились и размножались, И, хотя половина детей умирала во младенчестве крестьянский род брал количеством, и потому всегда выживал и побеждал согласно завету Христа – «смертью смерть поправ»!

СССР держался на крепчайшем фундаменте социального равенства, когда сын рабочего мог сидеть за одной партой с сыном секретаря райкома. Я сидел за одной партой с сыном второго секретаря РК КПСС. Он стал инженером-конструктором, профессионалом своего дела, я до сих пор поддерживаю с ним дружеские отношения.

Конечно, «равенство» при социализме было понятием шатким, почти условным, но все-таки оно работало и держало многонациальную страну вплоть до перестройки, а точнее говоря до несчастного «сухого» закона.

КПСС могла бы спокойно продержаться еще лет 10-15, если бы не тот злосчастный закон, когда люди в очередях давили друг друга, кричали от боли, ругались: «Ах, чтоб … твою политбюро-мать всем списочным составом засунуть в эту очередь!»

Мужики озлобились, они мечтали о новой стране, о новом руководителе, который не будет душить их в очередях.

Это были последние настоящие русские мужики, которых я наблюдал воочию, которых знал лично: работящие, сильные, одаренные в своем труде, независимо от того, кем они были по профессии. Теперь их нет, они ушли из жизни не только от того, что им приходилось употреблять алкогольные суррогаты, но что-то еще, невидимое, как болезнь, подтачивало изнутри их тогда еще сильные организмы, их озлобленные разочарованные души…

ПОЧЕМУ РУССКИЕ НЕ ЛЮБЯТ ДРУГ ДРУГА?

Не знаю, как римляне относились друг к другу в быту, а вот русские чаще всего относятся друг к другу неважно. Может, оттого, что нас сравнительно много, мы редко общаемся друг с другом, хотя порой живем на одной лестничной клетке, часто забываем друзей, беспечно обрываем семейные и родовые связи, привыкаем к бытовому одиночеству и комфорту, который каждый, в меру своих возможностей, может себе позволить.

Главная причина всех наших, уже теперь послепересторечных бед -- это усилившая нелюбовь русского к русскому. Если в прежнем крестьянском укладе России человек был обязан помогать каждому из своего рода, делиться с ним последним, иначе стыдно от людей, то сейчас мы видим другую картину – выжить можно только при индивидуальном усилии, опираясь на ближайшую родню. Круг возможностей и перспектив отдельного человека резко сократился.

Семья в последние годы также становится все более непрочным союзом, распространение получили т.н. гражданские браки, которые условны. Нет даже формальных обязательств, как между супругами, так и между новой семьей и обществом..

Ненависть и зависть к соседу, недоверие к властям, допустившим в стране чудовищную коррупцию, и многие другие изъяны современного общества – все это не дает надежды на скорое излечение страны от многочисленных общественных болезней.

«Все равно будет так, как решат наверху!» -- думают простые люди, стараясь устроить в жизни своего единственного, уставшего от антибиотиков болезненного ребенка.

БОЛЕЗНИ «ТРЕТЬЕГО РИМА»

Рим тоже когда-то заболел немощью и бездельем, но умирал он долго, и без особых мучений – варвары, волна за волной, крушили неприступные стены великого города.

У России, у Третьего Рима давно открыты настежь все ворота – заходи и пользуйся! Чем больше украдешь, тем сильнее тебя будут здесь уважать и бояться.

Зачем новому Батыю воевать эту землю, если ее можно купить по дешевке и за взятку? Старые люди скоро вымрут, в России будет еще больше свободного места, еще больше тишины, то особой т и ш и н ы , которая случается после смерти больших масс народа – никогда бы не слышать такой тишины, да многие из нас ее и не услышат…

Москве необходимо усилить периферию – материально и духовно. Такое ощущение, что «наверху» не знают о том, какие процессы происходят в глубинке явно, а какие скрытно, сегодняшняя жизнь требует социального экспресс-анализа, и постоянной реакции на происходящие изменения. Главное, что бы те или иные «быстрые» мероприятия не пошли во вред как коренному населению, так и приезжим. В любом случае, кто-то попытается нажиться на чужих бедах и поймать рыбку в «мутной» воде. Поэтому нужны «модели», нужна «прогонка» тех или иных мероприятий на небольших территориях, надо не бояться экспериментировать даже в таких сложных вопросах, как межнациональные отношения.

Те, которые еще ходят по этой земле -- немощны, самое многочисленное поколение русских, поднявшихся на буме рождаемости после отечественной войны, уже остарело.

И все же, народ русский, несмотря на сильное поредение рядов, все еще остается народом консолидирующим, он обладает главной консолидирующей силой – русским языком.

«Дикое поле», в которое постепенно превращаются бывшие деревни, должно быть быстро заселено. Но кем?.. Появятся ли здесь новые пахари и животноводы?

Двадцатый век оставил потомкам много проблем. Самая сложная и трудоемкая – национальный вопрос, о котором так много говорили вожди революции 17-го года. В то время на повестке дня стоял интернационализм -- объединение народов в мирное сообщество, призывы «долой мировую войну», «штыки в землю» и т.д.

Со временем произошла мутация интернационализма в глобализм – объединение народов и природных ресурсов для всеобщего выживания всех людей на планете и избавления бедных народов от вечного проклятия – голода.

В конце двадцатого и начале нового века возник мультикультризм – потомок глобализма и внук интернационализма, проповедующий слияние национальных и духовных интересов в единое культурное пространство.

Какой «изм» будет следующим? Появится ли новая теория, несущая в себе объединяющий мирный смысл, который можно реально претворить в какие-либо практические действия? Ответа пока нет, а быстро идущее время уже призывает к ответственной мысли и разумным делам.

***

Александр Титов


Комментарии:

13-01-27 11:11 Olga
Ecnomoeis are in dire straits, but I can count on this! Ответить

Добавить комментарий: