Главная | Главная тема | 

Страх в качестве "культурного" товара

Материальные ценности масс: моя «квартира», «мой счет в банке», отсутствие духовных задач, безразличие к социальному состоянию общества — результат отсутствия современной позитивной идеологии.

ИЗОБРАЖЕНИЯ ВОКРУГ

Что же воздействует на подсознание современного творческого человека, писателя в частности? Прежде всего, это обилие изображений, символов, в которых преобладает красный цвет, цвет крови. Реклама на улице, светящиеся панно, телесериалы с непременным насилием, фанатизм спорта, гипноз клипов. Сознание также становится клиповым, современный человек живет «порывисто». Мысль обывателя дергано бежит от одной житейской проблемы к другой.

ДИНАМИКА СТРАХА

В современном кино людей жестоко бьют, наносят страшные удары, но положительные герои каким-то образом выживают, они падают с крыш, улетают в пропасти, их топят в море, они горят, терпят катастрофы и … остаются живы. Слава Богу!

С выживанием киногероев остается надежда на что-то смутно положительное, на остатки древней морали мира.

Кино, в отличие от литературного текста, не позволяет вникнуть в мысли героя, остается лишь голос за кадром, монолог. Текст на бумаге не так страшен, даже при самом мрачном содержании.

ОТЧУЖДЕННОСТЬ

«Общее психологическое» людей настроено на индивидуализм, личность становится все более изолированной.

Материальные ценности масс: моя «квартира», «мой счет в банке», отсутствие духовных задач, безразличие к социальному состоянию общества — результат отсутствия современной позитивной идеологии. Старые мировые идеологии кончились, бесславно сгорели, как горят леса на корню. Выдающийся человек, гений, теперь обязан растворяться в массах, ему уже нет почета, его почти никто не замечает.

СТРАХ РОЖДАЕТ ОЖЕСТОЧЕННОСТЬ

Ожесточенность в современной литературе, вопреки надеждам, не спадает. Надежды эти основывались на том, что в новой России будет больше пространства для публикаций, для свободы высказывания мнений. Интернет предоставил это пространство, но ожесточенность отношений не стихла. Объяснение этого феномена – тема отдельного исследования.

ВРАЖДА ПЕРЕШЛА ИЗ ПРОШЛОГО

Во времена СССР идейные противники вынуждены были тесниться на одном пятачке, работать одних и тех же партийных изданиях, сидеть рядом в различных президиумах, присутствовать на партсобраниях и т.д. Из одной кормушки «антагонисты» питались.

У противоборствующих сторон было ощущение, что именно противники заняли лучшие «хлебные места», что печатную площадь и деньги те получают в несоразмерно больших количествах. Но все вынуждены были терпеть идеологическую и философскую «тесноту», оправдываясь тем, что надо зарабатывать на жизнь, и вообще как-то служить не только своей группе, но и родине.

Теперь идейные противники зачастую сидят в разных, идейно детерминированных и ангажированных органах печати, и уже откровенно враждуют. У каждого свое издание-крепость.

ОН НЕ ЛЮБИТ ТОЛСТОГО…

Один человек недавно сказал мне, что не любит Толстого, мало того, добавил он, Толстого, дескать, не любит вообще никто.

Можно было бы с таким «знатоком» и не спорить, но я все-таки ответил ему, что Толстой -- национальное достоянии России, и, как художник и мыслитель, он не нуждается в чьей бы то ни было любви. Толстой – общественно-историческое, теперь уже непреходящее явление.

Его учение, кстати, отрицает многие ужасы ежедневной реальности, а также все страхи, умаляющими по мнению великого старца, божественную сущность человека.

ЗАДАЧА СОВРЕМЕННОГО ХУДОЖНИКА

Дерзость человека пыталась воплотиться в идеальное общество – не получилось. На волне идеологического разочарования мир доживает остатки мировоззренческих иллюзий. Теряются телеологические ориентиры, высокодуховные цели, которые должны существовать хотя бы иллюзорно. Мечта о высокоморальном человеке отброшена и надолго забыта.

Однако в лучших своих книгах современные литературоведы, критики, писатели пытаются в меру своих сил и возможностей вернуть идеал человека, развенчать окружающие его опасности, особенно те, которые выдуманы – страхи-симулякры.

Современному художнику следует задать себе вопрос: почему страх и насилие стали главными компонентами эрзац-искусства? Почему зритель их так жадно воспринимает, а читатель с завидной регулярностью читает?

И что надо делать для того, чтобы иллюзии «старой» морали не смогли быть разрушены окончательно?

Александр ТИТОВ


Комментарии:

11-05-31 17:27 имя
а может быть вы просто постарели? Ответить
11-06-01 00:01 Александр Титов
Не "может быть", но действительно постарел... Ответить

Добавить комментарий: