Главная | Главная тема | 

Русская карта

Россия в настоящем и будущем., или Продолжение разговора с господином Федоровым Н.В., начатого Александром Потёмкиным

Современная «культура публичности» очень точно охарактеризована американским филологом С.Фишем: «Бессмысленно заботиться о том, чтобы быть правым, главное – быть интересным». Увы, мы вполне вписываемся в этот не без блеска сформулированный тезис о современной реальности. Но жажда правды, угнетаемая в повседневности, проявляется в отечественном социуме в периоды политической активности (выборов разного уровня).

Стоит заметить, что символическое удовлетворение желаний и ожиданий, реванш политических технологий над действительностью возможны и сегодня. Но мы исходим из того, что нельзя безнаказанно реально страдающих людей все время превращать в «текст». Если политическая классика все-таки сверяла свою теорию и практику (повседневное реальное поведение политического класса), то сегодня и это отменено…

Тем не менее, русскому человеку нужна правда. В данном случае она снова горькая.

Правда о демографическом кризисе в России сегодня так «некрасива», так вопиет о себе, что совершенно ясно – решить ее с какой-либо одной стороны не удастся. Рыночные подходы к демографической проблеме возможны (о чем глобально написал Александр Потемкин), но до определенного предела: государство, гражданское общество, церковь, нация, личность – это все нерыночные структуры, и «работать» на рынке (труда или капитализации) могут только своим некоторым сегментом.

Одним из путей роста российской экономики и «наполнением» современной «демографической ямы» принято считать увеличение армии трудовых мигрантов. Фонд ООН по проблемам народонаселения прогнозирует в лице своих экспертов усиление в ближайшие десятилетия миграционных процессов во всем мире. Рост мигрантов в России не остановил и недавний кризис. Если эта ситуация неизбежна, то, очевидно, что это проблема комплексная, имеющая несколько уровней. Уровень первый: проблема миграции должна решаться с учетом ясно сформулированных национальных интересов, основанных на политическом и патриотическом прагматизме. Сформулированы ли приоритеты современного развития России? Ясны ли они всем и каждому? Если не ясны (а сегодня это именно так), то не избежать нам ни мигрантофобии, ни этнофобии, даже если все мигранты будут прекрасно говорить по-русски, быть безукоризненно вежливыми и толерантными. Проблемы миграции в нашей стране не могут быть не связаны с проблемами внутренними нашего социума. Я только это попытаюсь показать.

Каковы антимигрантские аргументы? В общем-то, они хорошо известны и проанализированы в сотнях статей. Повторим:

1. Мигранты всегда осложняют жизнь местного населения (и потому, что они конкурируют за лучшие рабочие места и их получают; и потому, что местное население вроде как испытывает комплекс «ненужности»).

2. Миграция с точки зрения обычного человека вообще служит почвой для экстремизма и организованной преступности. И это имеет под собой основания: мы не надеемся на нашу полицию (ее неподкупность даже после массовой экзаменации), как мы отлично знаем об огромном количестве незаконных мигрантов.

3. Мигранты в политическом отношении – это «пятая колонна», представляющая угрозу целостности государства ( к тому же в их среде – повышенная готовность выступить или поддержать этносепаратистские позиции).

4. Большое, избыточное заселение мигрантами той или иной местности меняет ее этнический состав, отсюда и следствия: дискриминация коренного населения или угроза его вытеснения. И даже если это население по объективным причинам убывает, то само по себе это настроение (вины мигрантов) остается устойчивым.

5. Мигранты могут являться представителями исламского экстремизма.

6. Мигранты склонны к социокультурной изоляции от местного населения, к созданию замкнутых этнических групп.

7. Если мигранты продвигаются вверх по социальной лестнице, то это приводит к фаворитизму и, соответственно, ущемлению прав местных жителей.

Эти аргументы могут «работать», но могут и не «работать». Но в любом случае они свидетельствуют о присутствии именно в нашем обществе того, что называется социальными обидами (и социальными страхами). Социальные обиды вызваны, конечно, социально-экономической несправедливостью, т.е. нашими внутренними проблемами, и мигранты их усугубляют совершенно независимо от того «плохие» они или «хорошие».

Крестьянство и рабочий класс (причем квалифицированный) всегда составляли государственную экономически-созидательную опору. Сегодня и тот и другой вытесняются иностранцами-мигрантами, что тоже приводит к социальной деструктивности. Речь идет именно о квалифицированных рабочих, «рабочих с мозгами», которые, как говорят социологи, сохранили свои позиции только в добывающих отраслях. Но ясно ведь, что простым физическим притоком рук не заменишь исчезновение мозгов. И могут ли радовать успехи корейских или китайских аграриев, оседающих на российской земле, в сравнении с разоренным и уничтоженным российским крестьянством?! А от этого сравнение мы никуда не денемся. Опять они – социальные обиды.

Современное российское миграционное законодательство весьма «уникально-либерально», про словам специалистов, но, естественно, не совершенно. Представим, что будем принята мощная программа социализации мигрантов, и будут созданы им условия для жизни (как и их семьям), но не будет решена проблема нашей, отечественной, бедности и нищеты? Не случайно Потемкин в последнем письме ФМС говорит о необходимости мощной программы по возвращению русских в Россию ­ - это принципиальным образом уравновесило бы социально-психологический климат в обществе.

Рыночный подход к решению трудных и актуальных проблем социума (а среди них – демографической, социально-психологической) не всегда к ним применим, а если и применим, то не всегда дает ожидаемые результаты. Миграция сама по себе не может быть решением проблем России. Она будет с ними сопрягаться или конфликтовать. Человек – это не только экономическая «категория». Вспомним Косово – заселение этого древнего сербского культурного центра даже расово идентичными албанцами привело и к отторжению Косово от Сербии и к более трагичным последствиям – Косово надолго стало местом агрессии против бывшей метрополии. И это притом, повторю, что сербы и албанцы имеют общую расовую идентичность!

Однако мигранты, в свою очередь, явились «стимулирующим фактором», способствующим росту этнического сознания со стороны «принимающего этноса». Глобализация, как мы видим, активизирует не глобальное (его по сути в человеке нет), а «локальное» сознание. Русский имперский этнос, будучи государственной тягловой силой, никогда не отличался такой активизацией этнического сознания, как в последнее десятилетие. Миграционная волна тревожит «принимающий этнос» и потому, что нет эффективной государственной программы ассимиляции и культурной интеграции иммигрантов. Какого мигранта мы хотим видеть? Давайте сформулируем свои требования к нему!

Рыночный фильтр соблазнительно упрощает проблемы. Так было, есть и будет. Поэтому нужно иметь мужество это признать как правду, что, в свою очередь, даст нам силы для отстаивания идей иного, более высокого порядка – ведь «потребности экономики» это и есть «потребности для людей».

Капитолина Кокшенева


Добавить комментарий: