Главная | Главная тема | 

Открытое письмо владельцам «Литературной газеты»

Очевидно, что в последнее время газета перестала развиваться в содержательном плане, закостенела в своих формах, и даже в чём-то вернулась к показателям до 2001 года. Г-ну Полякову не удалось создать живое, саморазвивающееся издание; излишний редакционный контроль, оглядка на то, что скажут сверху, сделало ЛГ крайне скучным, предсказуемым изданием.

Литературная газета» – один из известнейших медийных брэндов советского времени. Это первый советский «толстый» еженедельник, который в нынешнем формате начал выходить с 1967 года. В то время газета охватывала широкий диапазон тем — литература, искусство, политика, общество, мораль и право, наука, быт. В статьях на общественно-политическую тематику допускался более высокий уровень свободы мнений и либерализма, чем в большинстве советских газет того времени. ЛГ становится одним из самых цитируемых в мире советских, а затем российских периодических изданий. В общественном сознании того времени газета занимала примерно такое же место, какое сегодня занимает радиостанция «Эхо Москвы». Это было продвинутое издание для вольнодумцев, площадка для общественных дискуссий.

В 90-е годы газета переживает глубокий системный кризис. ЛГ становится рупором крайне узкой маргинальной псевдо-либеральной группы, способствует расколу творческой интеллигенции по нескольким направлениям, представляет литературный процесс в деформированном виде, окончательно отрывается от реалий тогдашней жизни, является крайне тенденциозным изданием по подбору авторов, по затрагиваемым темам и пр. В результате этой редакционной политики газета стремительно теряет тираж, а её авторитет в писательском мире неуклонно движется к нулю.

В апреле 2001 года главным редактором ЛГ назначен г-н Поляков, который резко изменил направленность издания. 2001-2004 годы следует, пожалуй, назвать взлётом ЛГ в новейшее время: в этот период редакционная политика газеты характеризуется новизной (по сравнению с предыдущим цензурным этапом) и неожиданностью. В качестве авторов были привлечены лучшие публицисты страны. Каждый номер газеты обещал открытие нового автора, которого прежде невозможно было представить на страницах ЛГ. На волне общественного внимания к газете поднимаются акции и главного редактора издания: г-н Поляков становится членом Совета по культуре при Президенте РФ, входит в руководящие структуры «Единой России», налаживает отношения с Центром развития русского языка, становится медийной фигурой.

Но с 2005 года и в последующее время в редакционной политике газеты нарастают тревожные процессы, которые с особой отчетливостью обозначились в 2006-2009 годы. Из издания, стремящегося по возможности объективно описывать литературную жизнь в стране, газета превращается в безликое, бесконфликтное собрание текстов. При этом идеология издания расплывчата, лишена последовательности, логики, а временами и здравого смысла. Не случайно среди литераторов газету теперь принято называть «поляковской». Формально, оставаясь главной литературной газетой страны, фактически она стремительно теряет свои позиции, прежде всего, в писательской среде. Это связано не только с консервативностью и тенденциозностью внутренней политики всего редакционного коллектива, но и с тем, что главный редактор всё чаще использует издание для решения личных проблем. Демонстрирует лояльность к избранным издательствам и литературным журналам (там, где публикуется главный редактор), и отказывает в публикации литераторам и критикам, которые сдержанно или критически относятся к его творчеству.

Являясь де-факто изданием умеренно-либерального направления, в общественном сознании, прежде всего, в культурном пространстве, ЛГ оценивается как газета застойная, и потому она существенно проигрывает «Литературной России» - изданию, которое по своему брэнду, финансовым ресурсам, составу сотрудников и возможностям распространения гораздо скромнее ЛГ. Сравнительно большой коллектив ЛГ (только руководящих сотрудников и редакторов отделов - 18 человек, тогда как всю «Литературную Россию» делают три творческих работника) не выдерживает конкуренции со своими коллегами из «Лит. России». Парадокс объясняется просто: основной контент ЛГ составляют статьи штатных сотрудников-журналистов, которые действуют в рамках редакционной политики, состоящей в отражении взглядов главного редактора. В то же время «Литературную Россию» наполняют писательские материалы (преимущественно, провинциальных авторов), и потому именно она является отражением реального литературного процесса в стране.

Эти особенности контента хорошо подметил критик из Санкт-Петербурга Дмитрий Колесников. Оценивая ЛГ, он пишет: «Литературная газета», к сожалению, уже давно не соответствует своему названию… В литературном же отношении она абсолютно сера, уныло-казённа, буднична. Её литературные статьи, увы, отличаются крайней сдержанностью и, как правило, повторяют замшелые избитые истины. Талантливым молодым (впрочем, и немолодым) начинающим авторам туда без связей в жизни не пробиться. Так и знайте. Не верите – попробуйте. Если получится, с готовностью крепко пожму вам руку. Поэзию молодых там ещё печатают изредка, для порядка, но критику – никогда. Своих стариков хватает». («ЛР» № 41, «Среди других ведущих литизданий»). Это же мнение разделяет и абсолютное большинство писательского сообщества, не спеша, впрочем, высказываться вслух – газету критикой не переделаешь, а влиятельного врага в лице главного редактора себе наживёшь.

За последние четыре года из литературного контента газеты полностью исчезла художественная проза. Между тем, газетный рассказ – этот тот жанр, который активно эксплуатируют даже такие нелитературные издания, как «Плейбой» и «Космополитен». Вместе с исчезновением рассказа и художественного слова, из газеты автоматически исчезли и писатели – потенциальные конкуренты главного редактора в отечественной словесности. Писательская публицистика из газеты так же стремительно пропадает – возникнувшие было имена вновь замещаются скучными журналистскими заметками; и на поприще публициста главному редактору, автору программной статьи «Зачем вы, мастера культуры?», не нужны конкуренты. Литературная критика в газете отличается бессистемностью и рефлекторностью: вроде бы отрицая значение литературных премий в современном литпроцессе, газета сосредотачивается на разборе именно тех произведений, которые претендуют не на общественное внимание, а на большие деньги. Кроме того, как правило, критические стрелы направляются на те премии, где в шорт и лонг-листах нет имени г-на Полякова (например, в премии «Большая книга»). Новостная политика издания отличается избирательностью и фрагментарностью (тщательно отслеживаются имена литературных противников главного редактора, появляются статьи заказные, – тем самым критика используется как «литературное киллерство»). Полностью провалена и юмористическая полоса в газете – она скучна, лишена смысла и развития…

К сожалению, за последние 5-6 лет ЛГ не открыла ни одного нового писательского имени, настоящая «фабрика писательских звёзд» принадлежит конкурентам – «Литературной России». (Именно на страницах «Лит. России» впервые появились имена Александра Карасёва, Дмитрия Орехова, Михаила Земскова, Германа Садулаева, Егора Молданова, Алисы Ганиевой, Олега Зоберна, Евгения Москвина и многих, многих других). В редакционной политике отсутствует понимание необходимости симфонии поколений, это действительно «поляковская» газета – газета для своих, для узкого круга проверенных и достаточно умеренных, сереньких авторов. Здесь действительно практически невозможно встретить автора из провинции, приславшего свои размышления самотёком; провинциал может рассчитывать только на небольшую юбилейную заметку, и то, только в том случае, если его имя в литературном мире достаточно известно.

Очевидно, что в последнее время газета перестала развиваться в содержательном плане, закостенела в своих формах, и даже в чём-то вернулась к показателям до 2001 года. Г-ну Полякову не удалось создать живое, саморазвивающееся издание; излишний редакционный контроль, оглядка на то, что скажут сверху, сделало ЛГ крайне скучным, предсказуемым изданием. Содержательная застойность контента диктует и внешнюю форму издания: жесткий макет, скучные рубрики, застывшие формы подачи материала. Будто газету выпускает не писатель или публицист, а средней руки чиновник. Вполне возможно, что он стал таковым – типичным бюрократом нынешней России.

Не случайно, аудитория всё чаще выбирает в качестве интеллектуальной площадки другие издания (журналы, интернет-ресурсы). Брэнд «Литературная газета» медленно, но верно и неуклонно теряет свою популярность (отсюда и финансовые проблемы, которые во время встречи с руководителем правительства озвучил г-н Поляков на всю страну). Этими и другими факторами можно объяснить то неблагополучное финансовое состояние ЛГ, в котором она находится. Приведем пример: в сентябре 2009 года, издательство «ПоРог» проводило широкую рекламную кампанию по продвижению моего нового романа «Кабала». Газеты «Коммерсант», «Новая газета», «Независимая», «Книжное обозрение», «Московская правда», журнал «Огонек» регулярно отводили полосы, публикуя рецензии на этот роман. На радио «Эхо Москвы» два месяца ежедневно выходила в эфир соответствующая реклама.

В начале сентября 2009 года Издательство перевело рекламному агентству, работающему с ЛГ, около 500 тысяч рублей для размещения собственной рекламы, перевело вперед, планировало на 2010 год выделить еще деньги для продвижения романа. Но главный редактор ЛГ отказался печатать рецензии и не способен вернуть деньги, которых, видимо, газета не имеет. А размещение рецензий в газете должно быть основным источником наполнения газетной кассы. Практика публикации рецензий на новые книги за денежное вознаграждение сегодня принята во всех СМИ мира. И это естественно. Книга такой же товар, как все другое, создаваемое или производимое человеком. А товар или услугу без рекламы продать нельзя. Конечно, книга, помимо стоимости, может обрести еще и ценность. Но это случается крайне редко. За ХIХ век ценностное духовное качество обрели книги около сорока авторов, в двадцатом веке - ничуть не больше. А какое невероятное количество печатных изданий было выпущено?! Десятки, а то и сотни тысяч имен вбрасывались на читательский рынок. А в классической категории остались лишь единицы. Думаю, что отказывая в публикации издательству «ПоРог», Поляков руководствовался какими-то иными мотивами. Например, боязнью конкуренции. Ведь он позиционирует себя писателем номер один. А я бы поместил его ближе к пятому десятку. Поэтому нужна полемика, а рецензии – козырные карты профессиональной дискуссии…

Размышляя об изменении ситуации с ЛГ, о поднятии имиджа газеты и пополнения ее бюджета за счет рекламодателей, чтобы она не стала банкротом, не исчезла из регистра общественно-политических изданий, я хочу предложить следующую схему. Изменить Устав ЛГ, внести в него следующее: вся полнота исполнительной власти должна перейти редакционной коллегии, именно она назначает главного редактора сроком на пять лет, но может снять его до истечения срока, если он ей не подчиняется. В редакционную коллегию должны войти талантливые представители разных творческих направлений: Союзы писателей России и Москвы, Гражданский литературный форум, авторитетные деятели культуры. Сотрудники редакции не должны входить в редакционную коллегию – только главный редактор. Я вовсе не призываю к смещению главного редактора, к силовому обновлению редколлегии. Нам всем срочно нужен совет по обновлению, методологии выживаемости, концепция успеха. Ведь мы наследники страны великой литературы! Если в последние годы в ЛГ царила несправедливость, голоса многих наших коллег, страждущих сердцем, умалчивались, то немудрено, что они уже готовы отступиться от газеты. А при сохранении нынешней ситуации в ЛГ предсказуем и писательский бунт и публикации в СМИ острых материалов. Не исключено, что будет создана и Новая Литературная газета. Я сам, говорю об этом публично, ни при каких обстоятельствах не вижу себя ни Главным редактором ЛГ или НЛГ, ни членом редакционной коллегии.

Еще не все потеряно, господа, но ситуация явно пограничная. Вопрос сегодня стоит так: или принимается новая концепция сохранения и развития газеты – просвещенная и самодостаточная или ЛГ окончательно потеряет всякую связь с русской творческой интеллигенцией.

С уважением и добрыми пожеланиями,
Александр Потемкин


Комментарии:

10-03-24 23:52 Колян
Афтар жжет. Ответить
10-04-03 14:13 Ольга Пантерова, поэтесса
Во многом согласна с изречениями Александра Потёмкина. Сегодня "Литературке" не хватает, на мой взгляд, провинциального воздуха. В России, не смотря ни на какие духовные катаклизмы, много самобытных писателей и поэтов. Согласна с автором открытого письма владельцам ЛГ: на страницы уважаемого отечественного издания пробиться пишущему человеку из глубинку практически невозможно. Даже если творчество этого писателя или поэта по-настоящему заслуживает внимания. Ответить
10-04-03 17:16 Сергей, начинающий писатель
Трудно комментировать открытое письмо владельцам ЛГ. Может, здесь присутствуют и какие-то личные обиды. Думается, сегодня схожа ситуация во многих литературных печатных изданиях, в том числе и толстых журналах. Например, знаю, что и на страницы "Нашего современника" и "Москвы" попасть провинциальному писателю очень и очень проблематично. Только если кто-то за кого-то "замолвит словечко". К сожалению, это старая болезнь не только нашей литературной жизни, но и всего общества. Ответить
10-10-15 19:38 Алексей Широков, филолог
Давно пора повести такой глубокий, как у Александра Потёмкина, разговор о "Литературной газете". На глазах всего литературного сообщества она, газета литераторов,превратилась в газету без литературы (к тому же поляковскую!). О чём только не прочтёшь там, а о главном для неё, о литературе,никакого представления не составишь. Вызывает недоумение подбор кадров. Отдел литературы там долгое время возглавлял Сергей Мцанаканян, который несколько лет назад публиковал в "Московском комсомольце" и журнале "Наша улица" некие "Августизмы", где бросал комья грязи в Тургенева, Некрасова, а о России писал, что это страна, недостойная для проживания, вся в язвах неизлечимых и нет ей прощения во веки веков. Теперь он там обозреватель, а отделом руководят совершенно безымянные то Неверов, то теперь Панин. Что ждать от них? Вот и читаем ёрнические с бросками в заумь заметки Льва Пирогова. Ах, как умно порассуждал по этому поводу Александр Потёмкин! И будет совсем грустно, если всё останется без изменений. Ответить
11-01-17 07:49 Евгений Чеканов
Всё просто: кто платит, тот и заказывает музыку. Платят те, кому нужна именно такая газета, "не нарушающая спокойствия". А Поляков пригрелся у кормушки, ему больше ничего не нужно, "достиг". Относительно "Литературной России" могу сказать следующее: не всё мне в ней нравится, нападки Вячеслава Огрызко на Станислава Куняева понять и принять не могу. Но то, что это - настоящая писательская газета, содержательная и боевая, видно невооруженным глазом. Может, всё дело в том, что Поляков - вообще не газетчик, не профессионал? Дилетант от журналистики... да и художественные его тексты далеки от совершенства. Несколько раз принимался читать его сочинения, да и бросал: невкусно... Ответить

Добавить комментарий: