Главная | Главная тема | 

О возможности современной русской идеологии

Корр.: По-вашему, русский человек импотентен и неспособен к созидательному труду?
Сенчин: А где мы в жизни видим созидательный труд? В основном посредники.

Сегодня, когда слово «патриотизм» всякий нормальный человек вынужден закавычивать; сегодня, когда «патриота» почти полностью вытеснил официальный «националист», – выбор (кем быть?) для мыслящего русского человека становится еще сложнее.

Националисты-демократы (в том числе и бывшие русские традиционалисты-консерваторы) объединяются с либеральной оппозицией, и, скорее всего, перед выборами объединятся. Так, совсем недавно создан Русский гражданский союз. Главные лица этой организации давно и хорошо известны. И модератором проекта, безусловно, является Валерий Соловей с его концепцией этнонационализма. Его идеи транслирует и его «ученик» – С.Сергеев. Они считают, что империя – это гроб для русского народа и враг русских - прежде всего; что в России не было нации вообще И нет сейчас, а только «складывается» сейчас их усилиями), что Романовы исключительно эксплуатировали русский народ и т.д. Они не понимают, что народность и национальность как философские категории были в XIX веке часто слиты. Им не ведомо, что подлинные русские национальные философы были персоналистами - следовательно, смешно считать, что им была незнакома «проблема личности» и «свобода личности» как философская и политическая проблема! Но самая большая трудность в другом - С-Сер-в (и многие прочие) КАТЕГОРИЧЕСКИ не понимают проблем духа, веры, христианской (православной) константы в русском самосознании - они атеисты, что, естественно, их личное дело (ну, не дал Господь веры!). Но из своего личного атеизма они делают выводы, которые распространяют на ВСЕ русское национальное самосознание: для них русский дух, душа, что всего дороже для русской культуры и др. – все эти идеальные реальности исторически «не операбельны», и вообще не инструментальны для историка, – они их не видят, не чувствуют, не понимают, а потому считают, что их нет (а отсюда, неизбежно, много лгут на историю России). Они все (почти без исключения) практичны и прагматичны. Их главная цель одна - русское национальное самосознание упаковать в европейские легитимные парламентские схемы, чтобы, во-первых, прийти к власти (а то, что это вполне возможно на волне именно эксплуатации национальных чувств русских – это факт); а во-вторых, чтобы узурпировать и свою искаженную схему «русского национализма» выдать за настоящую и подлинную, тем самым «обезвредить» и исключить возможность подлинного понимания русскими самих себя. Да они хоть с чертом объединяться, не то что с либералами.

Какого вы духа? - так ставит вопрос подлинная русская национальная философия.

Понимать, как Соловей, под нацией только - кровь - какая нищета! Но... и кем-то разрешенная постановка вопроса (о крови), если ее автор из Горбачев-фонда благополучно перебрался в МГИМО.

Стоит признать, что националисты-демократы иногда чувствуют слабые места «консерваторов» весьма точно и верно: некоторая окаменелость и неподвижность идей и мыслей в «консервативной партии» налицо. Например, повторять можно как клятву сто раз, что нужно «следовать традициям классической русской литературы; утверждать реализм как главное художественное направление; утверждать нравственность; бороться за чистоту русского языка; быть державниками», но КАК следовать? не РАЗВИВАЯ? Главная проблема «старых патриотов» в том, что они предпочитают побивание трафаретами и называния вместо активного раскрытия смыслов. Вообще штампов страшно много – как много и однообразия в мыслях. С «болью пишут» о всемирной отзывчивости русского человека; сокрушаются, что «по большому счёту, русский выбор обозначен: быть или не быть русским»; тысячу первый раз повторяют, что нужен «поиск новой национальной идеи (духовность, народовластие, державность)». И ведь, действительно, с болью и состраданием… Только проблема уже в другом. Проблема в том, что реестр русских идей составлен, а масса книг, написанных с самыми искренними намерениями, никак не работают: они даже уже не читаются и самими патриотами, поскольку представляют «перекладывание» и перетасовку «колоды» этих самых «русских идей». Понимание, что создание современной русской идеологии, во-первых, возможно только на серьезном философском фундаменте (русская философи о у нас есть, только знать её не хотят), а во-вторых, является не повторением пройденного и не долдонством, а настоящим творческим актом. Создание современной русской идеологии – это процесс обновляющийся и всякий раз становящийся в конкретных исторических условиях.

Что может литература?

Наверное, не так и много, даже если это правильная и честная, и скромная и хорошая литература.

Литература русская может явить свою самобытную силу через конкретные образы, если эти образы писатель умеет создавать. Литература может раскрыть характеры русских людей и отстаивать их право жить по-своему, как и дать панораму тех духовных сил, которые у нас есть или поставить о них вопрос.

Лет десять, а то и пятнадцать тому назад я уже писала статью «Тоска по идеализму». А сегодня эта проблема стоит во весь свой рост вообще как мучительная и принципиальная – как национальная проблема!

Наиболее типическое (знаковое, реперное) произведение, и по этой причине справедливо заслужившее столько всяческой критики, - роман «Елтышевы» Романа Сенчина (причисленный к «новому реализму») для меня как критика просто вопиёт о тоске по идеализму. «Елтышев слушал рассказы об убийствах и самоубийстве, наблюдал, как полыхает клуб на той стороне улицы, почти равнодушно. Конечно, во время пожара опасался за свой домишко, а погибших молодых еще людей не жалел. Бессмысленно и глупо текла их жизнь, глупыми были их страсти и любови, глупой оказалась и гибель. Да и в своей жизни, в жизни своей семьи тоже все сильнее ощущал он эту бессмысленность и напрасность. Конечно, было что-то, наклевывались вроде удачи, возникали просветы, но тьма постепенно и настойчиво сгущалась все плотнее. Надежда сменялась злобой и тоской. Почти уже беспрерывными». Это – «усиленный», «продырявленный реализм». «Продырявленный» тоской, злобой, безнадегой, разоренной землей и опустошенным человеком. Естественно, что во все века главным козырем будет тут сама реальность – «правда жизни», так сказать (о произведениях, скучных как вчерашний суп, и тоже вполне реалистичных, я и говорить не хочу). И весь вопрос в том, как понимаются нужды и беды этой реальности. Но современные дискуссии редко на глубину опускаются – там тяжело дышать, давит «культурная память», с которой трудно иметь дело. Я понимаю, что «Елтышевы» лично для того же Романа Сенчина – это некий шаг «вверх по лестнице» в его литературной судьбе, хотя, его эстетику я по-прежнему не принимаю. Но кто, собственно, представляет свое время – Елтышевы Сенчина или Цахилганов Галактионовой, например? Правда или художественная правда? Роман Сенчин не раз признавался, что он ничего не выдумывает, и даже не умеет выдумывать. Такой реализм я называю утилитарным или утилитаризмом. Силой такой прозы становится сила разрушительная. Сама жизнь тут – это разрушение. И цитата из романа «Елтышевы» демонстрирует мою мысль всем своим строем, и суть этой прозы именно в том, что это правда социальная, но ограниченная и тупиковая для человека. По этой причине так трудна литературная полемика с носителями такой прозы – она (полемика) чаще всего вообще невозможна. Невозможна по принципиальным причинам – аргументация «я ничего не выдумываю» напрочь игнорирует специфику искусства. Художественный вымысел может удерживать не «низшую» только (тут достаточно утилитаризма), но высшую правду, которая добывается и творится всякий раз заново, а не является чем-то данным тебе только потому, что твоя профессия – писатель. Впрочем, упрощенная и уплощенная реальность лучше воспринимается, проще впитывается – как какой-нибудь нового поколения обезболивающий препарат. Нет, не удаётся Роману Сенчину превратить это все «бытовое как ужасное» в искусство. Это даже не «литература отрицания», – даже на «отрицание действительности» нет у писателя тех витальных сил, что я так люблю у Прилепина. Как, собственно, далеко Роману и до писаревского бодрящего ультиматума: «Что можно разбить, то и нужно разбивать; что выдержит удар, то годится, что разлетится вдребезги, то хлам».

«Восстание против идеализма есть дело противоестественное», - сказал русский философ и публицист Н.Н.Страхов. Почему?.

Все начиналось, как всегда, с критики лучших – в страховское время с Пушкина, которого бранили; все начиналось с усмешки и насмешки над самыми громадными явлениями человеческой истории и культуры. С точки зрения Белинского «Повести Белкина» Пушкина были недостойны имени Пушкина! Из-за чего? «Из-за низменности лиц и событий, ими изображаемых, из-за того, что критик видит в них фламандской школы пестрый сор». Страдания, бедствия, нужда – всё это было во все времена, как и во все времена были люди, умеющие терпеть и быть довольными малым. Голод, нищета, лишения мучительны и оскорбительны, но «все-таки нет в мире силы, которая бы могла покорить человека до конца. Поэтому мир управляется идеализмом; как бы ни были крепки различные силы, входящие в игру жизни, власть и господство принадлежит той силе, которая всех крепче и одна непобедима, – идеализм….Противники идеализма должны были бы понять, что идеализм есть величайшая сила, какая действует в человеческой жизни…. В этой силе заключается самое могущественное и единственное средство исцеления и возрождения. Как прежде, так и ныне исцелить и спасти мир нельзя ни хлебом, ни порохом и ничем другим, кроме благой вести» (Страхов Н.Н. Из истории литературного нигилизма. 1861-1865. СПб., 1890. С. 124-125). Таким образом, речь идет не об абстрактном идеализме, но об идеализме христианском.

«В последнее время, - продолжает он же, - странные недоумения овладевают российскими умами, и у нас нередко появляются вопросы второго рода. Таков вопрос г. Дудышкина: почему Пушкин народный поэт? Таков вопрос г. Гымалэ: почему Татьяна в Онегине русская женщина?». Действительно, почему Егор прилепинских «Патологий» не так горячо любит Россию, как герои Льва Толстого?

Понимание современности и современников – процесс трудный. Н.Н.Страхов и ввел в наше культурное сознание «пушкинскую меру» русскости: «Явился, наконец, поэт, который завершил все предыдущее трудное и странное развитие, который вышел из неопределенного и призрачного восторга, нашедши в своей душе ясный и существенный восторг, который вышел из обманчивого взгляда на нашу жизнь, нашедши истинно русскую поэзию и умея глядеть поэтическими глазами на настоящую русскую действительность». Да, это был Пушкин. Представителем другого ума, «вычеркнувшим жизнь русского народа из истории всемирного развития» был для Страхова Чаадаев, который признал ничтожной всю русскую жизнь и плоды нашего развития, — ту самую жизнь, которая породила поэзию Пушкина. Другой принцип русской литературы – это возведение чего-либо в «перл создания». В «перл создания» возвела Вера Галактионова свою Нюрочку в повести «Спящие от печали» и своего летучего монаха Порфирия. В «перл создания» возвели Лидия Сычева свою Летящую, Борис Агеев - Деда из старинного района Харасейки, Михаил Тарковский - Гошку Потеряева; Нила – Зоя Прокопьева; Захарку – Захар Прилепин; Иверова – Александр Потёмкин…..

Но считать пушкинской мерой такой вот пассаж в повести Михаила Попова «Капитанская дочка» – «В этот момент в её сознании всплыло самое страшное для неё место в русской литературе: голую капитаншу Миронову тащат по грязи… Жуткая, голая, вопящая от стыда и боли капитанша Миронова – это наша родина в данный момент!..» – нет, увольте! Что-то нечистое есть в этом подверстывании своего текста о Ларочке (дочке советского капитана) под пушкинский канон.

Возводить в «перл создания» – это тяжкий, упорный труд, который наша литература «на себе несет»: «Русские художники признают для себя требования непомерно высокие; они работают, исполненные какой-то религиозной боязни отступить от правды; они не смеют прибегнуть ни к единому рутинному приему, ни к малейшему облегчению своего труда посредством готовых, привычных форм. В этом смысле мы можем выставить некоторые произведения нашей литературы на образец всему миру. Можно поравняться с ними в правдивости, но превзойти их невозможно» (Н.Страхов). Да, так критик говорил о тех, кто для нас – классики. Но нам важно выявить действие некоторых принципиальных начал, среди которых – невозможность прибегать к готовым и привычным формам.

Держать свой ум в состоянии созидательного обновления – вот еще один актуальный страховский завет.

Капитолина Кокшенева


Комментарии:

11-11-28 02:06 Марина Шамсутдинова
Мы есть Перед выборами нам настойчиво стали мозолить глаза словом «русский», как прорвало. До этого все «россияне» а тут нате вам – «русские». Видимо чувствуют - кто в России большинство. Только получается, что важно не само слово в устах искушенных, а что сей термин или понятие означает. Вкладывают в него лишь то, что выгодно. Лев Аннинский на дискуссии «Общечеловеческая истина и национальные судьбы в литературе» предложил считать русскими некий коктейль, аля «кровавая мери». Коктейль из трех позиций не иначе по аналогии с трехцветным российским флагом. Итак хотите получить русского по рецепту Аннинского? – записывайте: смешайте в равных долях славянина, тюрка (подчеркивая тюрка, а не татарина МШ)и финно-угра – и вот он готов. Причем понятие тюрок (чурок в просторечии) неохватно, к ним можно приписать любые азиатские народы от эвенков до узбеков и таджиков, от татар до киргизов, т.к. словари, устав перечислять пишут и др. Так что ныне метущие улицу дворники никакие не мигранты, а истинные русские. Финно- угры на сегодняшний день это венгры около 14 миллионов, финны 5 миллионов, эстонцы около 1 миллиона, мордва 843 тысячи, удмурты 637 тысяч, марийцы 604 тысячи. – но по коктейлю Аннинского их не менее 1/3 в крови русского населения, сколько же самих русских ,или я уже сама запуталась – славян в крови тюрок и финно-угров, интернет стыдливо умалчивает. Сколько тех славян в 140 млн. населении России никто не считает, крошечное такое племя под сотню миллионов. Вот такой расклад – считай себя, кем хочешь, а лучше русским трехцветным гибридом. Александр Проханов провел 13 ноября 2011 года презентацию своего нового романа. Название романа «Русский» меня вообще не удивило. Самое оно, за две недели до выборов, чтобы порадовать электорат. Народу пришло много, только 30 минут от начала А.П. раздавал автографы. Роман я приобрела, но еще не открывала, так, что рецензия будет позже, хотя я, как читатель А.П. не сомневаюсь, что чтение нового романа будет увлекательным. Тридцать минут Проханов красивым молодым голосом говорил о будущей Великой русской империи, пятой русской цивилизации, об упаднических настроениях у молодых русских националистов, стремящихся сделать русских этнически чистыми и сжать Россию до размеров нескольких губерний. Он говорил также, о том, что в мире есть два великих мессианских народа – евреи и русские. Евреи принесли миру Бога, законы, заповеди и сами же отвергают их, ввергнув мир в фондовый рынок и валютные спекуляции, но все равно не перестают быть мессианским народом. Русские – народ, живущий по божественной правде, по законам справедливости, чувствуя благодать и отвергая все материальное. Русские – народ, принесший в ВОВ искупительную жертву – 30 миллионов человек. Народ готовый повести за собой все народы к справедливости и добру. Слушатели яростно аплодировали, пока это выступление не прервал вопрос из зала. Молодой человек спросил А.П. о его выступлении на радио, где он заявил, что русский это не кровь, не нация, что русским может быть любой негр и т.д. принявший определенные правила . Проханов согласился, что русский это тот, кто готов умереть за Россию, а быть он может любой национальности. Аплодисменты стали значительно жиже. Теперь мои выводы от всего услышанного и увиденного мною последнее время по этой теме. Кто-то настойчиво внедряет в умы русских людей, что их как нации нет. Что Россия – это кто угодно, только не русский. Если русские, как и евреи, мессианские народы, но русский это не кровь и не национальность, означает ли это что по аналогии и евреи это никакая не национальность, а любой житель планеты готовый умереть за Израиль? Почему же тогда при попытке иммигрировать в Израиль так настойчиво проверяют документы и требуют наличия бабушки и мамы еврейской национальности? Если русский – это любой проживающий в границах РФ, то еврей – это тоже любой проживающий в границах, которые определил себе Израиль, в том числе и жители Палестины? Если русские – это второй мессианский народ, то за непризнание его победы ВОВ и мученической гибели 30 млн. русских от геноцида нужно отправлять в тюрьму любого, как и не признающих 6 млн. жертв Холокоста? Теперь следующее – западные менеджеры, управляющие сейчас Россией, применяют к русским западные стандарты определения нашей нации. По криминальным сводкам и заказным статьям видно, что русскими они считают любого выходца из России и только при ближайшем рассмотрении национальность каждого становится видна. Для запада – украинцы, евреи, чеченцы, буряты, казахи – все русские. Им так проще вычислять «русскую мафию» Если коренное население России будет вымирать теми же темпами, что и сегодня, то через 30 лет наши территории заселят приезжие, которые возможно и возьмут себе прозвище «русский», как некогда в Америке ирландцы и англичане назвали себя «американцами»… Нам готовят судьбу древних греков и римлян, павших под натиском дикарей. Современные греки не имеют ничего общего с древними греками, а граждане Рима не древнеримские патриции. Египтяне, торгующие сувенирами на развалинах пирамид не наследники древнего Египта. Последнее время нас все охотнее называют россиянами. СССР могучая империя, которая никогда не стремилась на своей территории вывести породу людей одной национальности. Пусть все мы были советскими людьми, но у каждого из нас в паспорт была вписана национальность. Сейчас же нас стремятся перемешать и обезличить, назвав усреднено россиянами или в предчувствии выборов – русскими, но с россиянским оттенком. Таким образом, хорошо, если в человеке есть какая-то определенная примесь, тогда можно вступать в различные клубы и национальные диаспоры – польские,немецкие, еврейские, чеченские, армянские, татарские, башкирские, казачьи, сибирские и т.д. но если ты не определился, а упорно , как дятел, долбишь свое – я русский, то тебя не существует, ты миф. Провидчески написал поэт Геннадий Касмынин в 90-е годы в своем стихотворении, поэтому не будем отчаиваться. Мы русские, мы- здесь и мы – будем. 13-14 ноября 2011 Ответить
11-12-20 06:01 Nonie
You put the lime in the ccoount and drink the article up. Ответить

Добавить комментарий: