Мы

Главные лица

Ильдар Абузяров

Василий Авченко

Борис Агеев

Елизавета Александрова-Зорина

Роман Багдасаров

Анатолий Байбородин

Сергей Беляков

Лео Бокерия

Владимир Бондаренко

Владимир Варава

Вероника Васильева

Дмитрий Володихин

Вера Галактионова

Ирина Гречаник

Михаил Земсков

Иван Зорин

Ольга Иженякова

Николай Калягин

Капитолина Кокшенева

Алексей Колобродов

Алексей Коровашко

Пётр Краснов

Елена Крюкова

Владимир Личутин

Вячеслав Лютый

Владимир Малягин

Игорь Малышев

Юрий Мамлеев

Виктор Никитин

Дмитрий Орехов

Юрий Павлов

Александр Потемкин

Захар Прилепин

Зоя Прокопьева

Андрей Рудалев

Герман Садулаев

Владимир Семенко

Роман Сенчин

Мария Скрягина

Константин и Анна Смородины

Татьяна Соколова

Зураб Соткилава

Геннадий Старостенко

Лидия Сычева

Михаил Тарковский

Александр Титов

Багдат Тумалаев

Сергей Шаргунов

Владимир Шемшученко

Лета Югай

Галина Якунина

Владимир Яранцев

Проекты

Библиотека

Классики и современники

Главная тема

Литпроцесс

Новости

Редакция

Фотоархив

Гостевая

Ссылки

Видео

Где купить наши книги

Без комментариев

Они любят Россию

Главная | Главные лица | 

Зоя Прокопьева

БИОГРАФИЯ

Прозаик Зоя Егоровна Прокопьева родилась в селе Белозерское Белозерского района Курганской области 15.11.1936.

Мать - крестьянка, отец - кузнец. Детство будущей писательницы было полусиротским - с 1938 года семья жила без кормильца. Особенно трудно пришлось в годы войны - реалии этого времени отчасти вошли в повесть «Звереныш», где в судьбе главной героини - Лидки - угадываются подробности биографии самого автора. «Соседи все чаще приходили к Лидкиной матери, кричали: - …Это опять, наверно, твой звереныш по огородам шарит?» И дальше: «А Лидка всего только раз, перед концом войны, когда была закрыта на ремонт библиотека, украла стопку книг. …Зацапала все книжечки, что лежали на окне. Да и в тех после, перечитав дважды «Войну и мир», «Воскресение», «Мои университеты», подклеила все странички да и подкинула их на крыльцо к приходу библиотекарши».

В 1949 году Прокопьева переезжает в Челябинск. О том, какой она тогда была, можно узнать из повести «Такая длинная ночь», где так же ясно звучат автобиографические мотивы: «Она сидела на фанерном чемоданишке, притулившись спиной к теплому, залатанному старыми дощечками боку кривой сараюшки. На девчонке были белые спортивные тапочки, натертые зубным порошком, и застиранное зеленое платьице с букетом тряпичных цветов у ворота».

«Университетами» для Прокопьевой вскоре стал Челябинский металлургический комбинат - в 15 лет ее приняли на сюда рассыльной, а всего на ЧМЗ она проработала 18 лет - старшим табельщиком, бригадиром производства на строительстве и ремонте мартеновской печи, художником-оформителем. Среднее образование Прокопьева получала в «вечерке» - школе рабочей молодежи. А образование творческое - в литобъединении «Металлург», которое действовало при ЧМЗ, и откуда в советское время вышло почти 20 членов СП России.

Первые произведения Прокопьевой были опубликованы в 1968-м году в сборнике «Первый рассказ» (Челябинск), и в целом были благожелательно встречены местной критикой, поскольку не выходили из привычных (и ожидаемых) рамок «рабочей темы». Позднее, анализируя эти и более поздние произведения, вошедшие в книгу «Розовая птица», критик О. Кожухова писала: «П. повествует преимущественно о рабочем классе… Но чаще всего это взгляд на человека как бы изнутри. Исходная точка отсчета в отношении к героям - сильное человеческое чувство, любовь к ребенку, к природе». В конце 60-х - начале 70-х Прокопьева активно печатается в журнале «Урал», местных сборниках и альманахах, а в 1971 году вышла первая книга писательницы - сборник рассказов «Лиюшка». Критик Б. Маршалов в отклике на книгу отмечал, что «быт, природа, завод, деревня - все это писательница знает, любит и умеет изобразить». Добавим, что у П. было знание и еще одной стихии - водной: «…Так они и плыли: то мимо темного берега, то мимо мелких каменистых островков, поросших пихтами, березами и соснами, исчахлыми на ветру, а то ехали узкими камышистыми протоками и мягко лоснящимися заводями» («Такая длинная ночь»). Эти пейзажи - не только результат «созерцания», но и активного действия: любимыми увлечениями Прокопьевой в эти годы становятся охота, рыбалка, парусный спорт. В 1958-68 гг. она - яхтенный капитан 1-го класса по дальним плаваниям, обладательница 1-го спортивно-гоночного разряда.

В 1973 году Прокопьева вступает в Союз писателей России и получает направление на Высшие литературные курсы, которые заканчивает в 1975 году. В предисловии к вышедшему в столице сборнику прозы «Белая мель» поэт В. Цыбин отмечал, что «П. обладает самобытным почерком и манерой видения жизни. Главные достоинства ее произведений - это психологизм, умелая передача духовного состояния героев, их переживаний, раздумий, ощущений; их сочный, в меру насыщенный уральским говором, язык, это точная и пластичная «деталировка».

Вернувшись на родину после ВЛК, Прокопьева возглавляет Бюро пропаганды художественной литературы Челябинской областной писательской организации, деятельность которого распространялась на три области Южного Урала: Челябинскую, Курганскую и Оренбургскую. У нее выходят сборники прозы - в Челябинске и в Москве, которые, в основном, развивают «биографическую» и «рабочую» темы. Книги встречают разноречивые оценки - некоторые критики указывают на увлеченность «палубными романами» (Шапошников В.), другие, напротив, отмечают «строгую доброту» героев Прокопьевой (Павлов Б.). Но не «критические наставления», а логика развития таланта писательницы, становятся причинами тематических изменений в творчестве Прокопьевой. Фактически работа в малых и средних жанрах были только «пробой сил» перед главным замыслом, который был воплощен в одном из лучших романов советской эпохи - «Своим чередом».

Первый вариант романа был создан в 1977 году, в тайге, при керосиновой лампе, за два зимних месяца. Впоследствии Прокопьева неоднократно переделывала роман, в том числе и по требованию цензуры, но в результате рукопись кочевала 8 лет по столичным издательствам («Современник», «Советский писатель») и журналам («Наш современник», «Роман-газета») и была опубликована лишь в Челябинске. Ни первое, ни второе издание, угодившее на годы «перестройки» и «гласности», большой столичной критики не получили. Лишь Т. Набатникова выступила с несколькими статьями, в которых сразу отметила своеобразие этого произведения: «Роман «Своим чередом» стоит особняком не только среди книг Прокопьевой, но и в текущей литературе этого жанра… Писательница успешно преодолела привычный канон - вместо традиционного патетического героизма мы встречаем здесь героизм трагический. Многие победы в этом романе хочется не столько отпраздновать, сколько оплакать».

Что же это за победы? Роман - эпическое полотно, повествующее о раскулачивании, индустриализации, предвоенных репрессиях и тыловой жизни в большом промышленном городе в годы великого военного противостояния. В центре повествования кузнец, а впоследствии инженер, организатор производства Нил Краюхин и его «народ» - мужики, бабы, дети из сел Истошное, Хитрово, Глинуши - всего 310 человек. Сначала они оказались в тайге, куда их вывезли валить лес - без жилья, продовольствия, инструмента, а потом «народец» перебросили на строительство тракторного Гиганта - на голое, в буквальном смысле, месте. Т. Набатникова ставит в упрек Прокопьевой «переизбыток драматизма, когда автор заставляет героев очень уж помногу страдать от любви, или от тоски по ушедшим» (Там же.). Действительно, если сравнивать «Своим чередом» с «Вечным зовом» А. Иванова или «Строговыми» Г. Маркова, мы отметим в романе не только отсутствие какой бы то ни было «лакировки», но и совершенно иную «точку видения», на которую становится автор. «Переизбыток драматизма» в данном случае не более, чем художественная правда о правде исторической. В целом же роман, если его сравнивать с «Котлованом» А. Платонова, напротив, можно назвать жизнеутверждающим и жизнепобеждающим. Сила жизни, соединенная с силой любви и силой рода, народа (в романе есть историческая параллель с далеким «скифским» прошлым), умноженная на силу веры (в атеистическое советское время Прокопьева создала замечательный образ священника, отца Сидора) способна воистину творить чудеса. Роман трудно назвать реалистическим произведением - в нем причудливо переплелись и традиции бажовских сказов (и русских сказок вообще), и элементы «индустриального романа», и мотивы, присущие прозе «деревенщиков». Но при такой разноплановости и широте «Своим чередом», тем не менее, оставляет ощущение цельности.

В последние годы Прокопьевой, по ее собственному признанию, «наблюдает за процессом выживания русского народа». Собранный материал для романа о Николае Вавилове пока остался невоплощенным.


Цитата

«Где-то здесь, в камышах, еще спали выводки диких уток. Ранней весной он кидал им хлебные крошки, остатки вареной рыбы, а потом они, осмелев, подплывали к нему и жадно хватали из рук картофельную кожуру. Он смотрел на них и думал о том, что даже птицы не принимают его всерьез как человека. Но отношение птиц к нему было приятным – он воображал, что они видят его большой, неуклюжей птицей, вожаком, по какой-то им непонятной причине переставшим летать. А вот в городе раздражался... Особенно на автобусных остановках, когда десятки пар глаз сочувствующих, сострадающих и жалеющих. Однажды в автобусе кто-то его толкнул, и завязалась ссора. «Папа, папа, ну что ты?.. – теребила его за рукав Варя. – Не сердись. Просто у дяденьки много силы...» Пассажиры высадили дяденьку из автобуса, а он долго не мог успокоиться, и хотелось на озеро, в эту тихость, к камням, к воде...»


Библиография

Лиюшка: Рассказы, Челябинск, 1971;

Такая длинная ночь: Проза, Челябинск, 1973;

Розовая птица: Повести, рассказы / Вст. статья Кожуховой О. М., 1974;

Белая мель: Повести. / Предисловие Цыбина В. М., 1976;

Таловая сторона: Повести. Челябинск, 1977;

Ведьмин круг: Повести и рассказы, М., 1985;

Своим чередом: Роман. Челябинск, 1986 (переиздан в 2008).


О Прокопьевой

«Зоя Прокопьева – наша современница, сейчас ей идет седьмой десяток лет. Ее роман «Своим чередом» - редчайшее в наше время литературное явление. Почему о нем не пишут либеральствующие издания, понятно. Неясно, почему молчат газеты так называемого патриотического направления. Прокопьева, если злоупотребить избитым литературоведческим штампом, - глыба современной литературы. Ее (и материалы про нее) нужно больше печатать».

Вячеслав Румянцев, публицист.