Мы

Главные лица

Проекты

Библиотека

Ильдар Абузяров

Василий Авченко

Борис Агеев

Роман Багдасаров

Анатолий Байбородин

Сергей Беляков

Владимир Бондаренко

Владимир Варава

Вероника Васильева

Дмитрий Володихин

Вера Галактионова

Ирина Гречаник

Михаил Земсков

Иван Зорин

Ольга Иженякова

Николай Калягин

Капитолина Кокшенева

Алексей Колобродов

Алексей Коровашко

Владимир Личутин

Вячеслав Лютый

Владимир Малягин

Игорь Малышев

Юрий Мамлеев

Виктор Никитин

Дмитрий Орехов

Юрий Павлов

Александр Потемкин

Захар Прилепин

Клуни сыграет нас всех

Зоя Прокопьева

Дмитрий Рогозин

Андрей Рудалев

Герман Садулаев

Владимир Семенко

Роман Сенчин

Мария Скрягина

Константин и Анна Смородины

Татьяна Соколова

Геннадий Старостенко

Лидия Сычева

Михаил Тарковский

Александр Титов

Багдат Тумалаев

Сергей Шаргунов

Владимир Шемшученко

Лета Югай

Галина Якунина

Классики и современники

Главная тема

Литпроцесс

Новости

Редакция

Фотоархив

Гостевая

Ссылки

Видео

Где купить наши книги

Без комментариев

Они любят Россию

Главная | Библиотека | Захар Прилепин | 

Договор, которого не было

Захар Прилепин о том, подарил ли Обама Крым России

Олег Кашин тут написал очередной фантастический текст, на этот раз с попыткой разобраться, как же так случилось, что Обама фактически подарил Путину Крым (Кашину так кажется, что подарил).

Кашин думает, что Обама рассудил здраво: Украина - страна, которую каждые четыре года бросает из стороны в сторону (то на запад идёт, то на восток, то на запад, то на восток), и причина такого разбаланса проста — неоднородное население.

Кашин предполагает, что Обама сдал Крым для того, чтоб получить из Украины вожделенное блюдо российского прогрессивного сообщества - «нормальное европейское государство» (как будто Обама и вообще американцы только о том и мечтают, чтоб построить в мире побольше «нормальных европейских стран», для чего периодически дестабилизируют и сталкивают в хаос целые страны).

В общем, в словах Кашина был бы хоть какой-то смысл, если б Крым занимал половину Украины. Или там жила бы половина или хотя бы треть жителей этой страны.

Но это не так.

Крым — заметная область Украины, но поверить в то, что украинский народ обретёт цельность после возможной утраты Крыма очень трудно — там по-прежнему останутся жить миллионы этнических русских.

Надо, наверное, никого не пытаясь обидеть (хотя всё равно обидим), ещё раз признать: никакой общности украинского народа — нет. Пока нет, и в обозримом будущем не будет.

Когда певец Вакарчук ездит по украинским вузам и рассказывает про «одно государство — единый народ», он имеет в виду следующее: вот вы, студенты Харькова и студенты Донецка — единый с нами, украинцами, народ.

Проще говоря, выдаёт желаемое им за действительное.

Характерно, что русским, живущим на Украине, пытаются доказать, что они украинцы гораздо чаще, чем, к примеру, крымским татарам. В конечном итоге, это задача выполнимая — за последние пару десятилетий многие русские действительно расстались со своей идентичностью (иные из них стали ярыми украинскими националистами; так бывает).

Но не удовлетворившись темпами украинизации русскоязычного населения, почуяв силу и потеряв терпение, украинцы слишком пережали с этим делом во время Майдана и сразу после. Потом попытались отыграть назад, но намерения оказались прозрачны: перепрыгнуть заданное расстояние в один прыжок.

Так широко прыгать сложно ещё и потому, что никаких сверхоснований для национальной идентичности на Украине пока не имеется: ну, 23 года суверенитета, ну, красивый язык, ну, общая география. Дальше уже начинаются вопросы: украинский героический иконостас, состоящий сами знаете из кого, русскоязычной публикой воспринимается не ахти как, что до остальной истории — она, по понятным причинам, всё время ступает след в след за историей России — Вторая Отечественная, Первая мировая, оборона Севастополя, Первая Отечественная, и так далее.

Не ленивые люди уже не раз заметили, что один из майданных лозунгов «Украина — не Россия» более всего заставляет усомниться в устоявшейся украинской самостийности: нельзя же строить собственную идентичность на отталкивании от чего-то.

«Дякую тобі Боже, що я не москаль!» - Да на здоровье.

Сложно представить себе русского человека, который скажет: «Спасибо, Господи, что я не украинец!» (или кто угодно).

«Я русский, какой восторг!» - уже сказал в своё время Александр Суворов — добавлять кого-то в пару не было не малейшей необходимости.

Масла в огонь, сама того не понимая, подливает российская прогрессивная общественность, сто сорок раз уже повторившая в последнее время: «Настоящие русские сегодня — это украинцы!»

Прогрессивная общественность хотела так уязвить русских (рабский народ, то-сё), но на самом деле ещё раз подставила украинцев. Если украинцы — это настоящие русские, что тогда объясняет Вакарчук на Юго-Востоке Украины? Что Украину населяет один народ — «настоящие русские»? И в чём тогда вообще проблема: давайте сольёмся в братских объятиях, и настоящие русские научат не настоящих, как быть настоящими русскими.

Всё это, конечно, ирония. Суть же в том, что какой бы не была судьба Крыма, Украине ещё придётся всерьёз поработать над тем, чтоб сохранить этническое равновесие.

Все рассказы о том, что украинский народ сегодня сплочён как никогда против российской агрессии — не более, чем разговоры. Одни сплотились, другие затаились, третьи радуются в открытую, четвёртые — а их всегда большинство — думают: любая государственность сойдёт, лишь бы бомбы не падали.

Всё это сплочение как ветром сдует, едва создавшийся накал спадёт.

Если б Обама обо всём этом договорился с российским гарантом, то Обама вообще ничего не понимает. Но Обама ни о чём таком не договаривался.

Захар Прилепин