Мы

Главные лица

Проекты

Библиотека

Ильдар Абузяров

Василий Авченко

Борис Агеев

Роман Багдасаров

Анатолий Байбородин

Сергей Беляков

Владимир Бондаренко

Владимир Варава

Вероника Васильева

Дмитрий Володихин

Вера Галактионова

Ирина Гречаник

Михаил Земсков

Иван Зорин

Ольга Иженякова

Николай Калягин

Капитолина Кокшенева

Алексей Колобродов

Алексей Коровашко

Владимир Личутин

Вячеслав Лютый

Владимир Малягин

Игорь Малышев

Юрий Мамлеев

Виктор Никитин

Дмитрий Орехов

Юрий Павлов

Александр Потемкин

Захар Прилепин

Зоя Прокопьева

Дмитрий Рогозин

Андрей Рудалев

Герман Садулаев

Владимир Семенко

Роман Сенчин

Мария Скрягина

Константин и Анна Смородины

Татьяна Соколова

Геннадий Старостенко

Лидия Сычева

Михаил Тарковский

Александр Титов

Багдат Тумалаев

Сергей Шаргунов

Владимир Шемшученко

Лета Югай

Галина Якунина

Классики и современники

Главная тема

Литпроцесс

Новости

Редакция

Фотоархив

Гостевая

Ссылки

Видео

Где купить наши книги

Без комментариев

Они любят Россию

Главная | Библиотека | Герман Садулаев | 

Таблетка. Часть III

Часть III

Серкел

Хакан

У Максимуса появилось новое увлечение. Днём он аккуратно выполнял свои обязанности на работе: проверял счета, ругался с брокерами и экспедиторами, упрашивал поставщиков продлить срок и увеличить лимит кредита, читал почту, писал письма, составлял контракты и отчёты для руководства. А после работы бродил по букинистическим магазинам или сидел дома в интернете, выискивая источники по истории Хазарского каганата. Скоро он мог считать себя в некотором роде специалистом в данном вопросе и даже задумал написать эссе на хазарскую тему.

С Майей не возникло никаких проблем. Похоже, девушка сама была искренне удивлена, как её угораздило переспать с м. с. з. из соседней конторы. Её социальный уровень и потребности, заданные тактико-техническими характеристиками и дизайном тела, были явно выше всего, что мог предложить Семипятницкий. Они ещё пообедали пару раз вместе: один раз в «тошниловке», другой раз в «Харбине», и поболтали на ничего не значащие темы, уже как друзья.

Потом Максимус видел, как её забирает с работы «порше кайенн» с трёхцветным правительственным пропуском за лобовым стеклом.

Но Максимуса это уже мало трогало. Его заботила Хазария. Он чувствовал, что тайна древней страны таит разгадку и его личной судьбы, и истории отечества, в ней ключи к решению многих геополитических и национальных проблем. Порой ему начинало казаться, что истина близка, но откровение путалось в ворохе противоречивых исторических сведений и толкований и всегда ускользало от понимания.

Обедал Максимус быстро. Спуститься на лифте на первый этаж бизнес-центра, сложить «блюда дня» на поднос, оплатить, сжевать, выкурить сигарету, снова подняться на лифте – всё вместе занимало не более получаса. Оставалось ещё полчаса времени, отпущенного на обед.

Семипятницкий считал себя вправе в это время не работать, а сёрфил по сети, начиная с информационных сайтов и постепенно уходя по ссылкам в форумах всё дальше и дальше, в самую эзотерическую жопу интернета.

Так однажды он набрёл на блоги пользователя с ником Hakan и смешной бородатой аватаркой вместо фотографии.

С тех пор Максимус даже не смотрел телевизор. С современностью он мог сверяться по регулярно появляющимся новым блогам Hakan'а, который без устали комментировал все самые громкие и абсурдные события российской жизни.

На погромы в карельском местечке Кондопога Hakan откликнулся провокационным манифестом.

«Русские! Вон из Карелии!

Терпению карельской нации пришел конец. Незваные гости благодатной северной земли нашу доброту, мягкость, дружелюбие расценивают как слабость и трусость. Гостеприимство – хороший обычай. Но когда гость забывает, в чьём доме он находится, начинает сам хозяйничать и притеснять владельца дома – такого гостя надо гнать в три шеи!

Карелия, конечно, большая и просторная страна, но и она не резиновая! В наши края понаехали десятки тысяч чужаков с юга. Самым многочисленным, самым наглым, криминальным и опасным сообществом иммигрантов в Карелии является русская диаспора.

Куда бы мы ни шли, в школу ли, на работу, в учреждения – везде мы видим одни и те же обрыдлые лица, а вернее, рожи славянской национальности. Пришельцы заполонили все! Пользуясь попустительством властей, которые находятся на содержании у русских, эти перекати-поле устанавливают на нашей родине свои дикие порядки.

Придя на нашу землю, они не хотят уважать наши законы и обычаи. Никто из русских даже не берётся за труд выучить карельский язык, прекрасный, напевный язык Калевалы! Вместо этого они вынуждают нас учиться их невнятному булькающему наречию, в которое, по его собственной бедности, намешано невероятное множество слов и понятий из других языков.

Карелия – страна лесов и озер, один большой заповедник девственной природы! Коренное население, карелы, всегда находились в гармонии с окружающей средой. Народные традиции регламентировали поведение человека в его отношениях с природой, ограничивая потребление. Рыбаки, охотники, лесорубы – все карелы брали от родной природы только то, что нужно, не посягая на лишнее, не гонясь за наживой, и тем обеспечивали сохранение, воспроизводство и преумножение природных богатств.

Алчные чужаки, русские, построили на берегах хрустальных озер целлюлозно-бумажные комбинаты, отравляющие своими ядовитыми отходами воду и воздух. Русские стали уничтожать уникальные карельские леса промышленными лесозаготовками. Этот пришлый народец не хочет и не умеет беречь свою собственную землю, какое ему дело до чужой? Давно вытравив и распродав все ценное в ареале своего обитания, он теперь наложил свою лапу на богатства севера.

Хищнические устремления иммигрантов не знают предела ни в большом, ни в малом. И вот уже представителям титульной нации Республики Карелия не найти работу в своей стране, так как все рабочие места заняты русскими гастарбайтерами! Иммигранты захватили магазины и рынки, теперь сами карелы не могут торговать традиционными продуктами народных промыслов, отчего разрушается вековой уклад жизни коренного народа.

Когда-то давно один из народов великой северной расы, варяги, великодушно оказал покровительство дремучим племенам славян, дал им государственность, приобщил к европейской культуре. Даже само имя свое дикари позаимствовали у варягов: русью европейские властители называли благородный северный род, правивший отсталыми восточными территориями. Слово „русский“ на их собственном языке отвечает не на вопрос „кто“, а на вопрос „чей“. Рабами руси, варягов, звали народы Европы этих славян. Теперь они сами называют себя так.

Но даже славянская кровь, улучшенная и воспитанная генофондом севера, не сохранилась в нынешних русских. Настоящие русские были поголовно уничтожены во времена Ига, Опричнины, Смуты. Остались в живых и заселили русские земли московитяне – гнилая помесь татарвы и евреев. Это и есть нынешние русские – кочевники и стяжатели, без роду и племени.

И какой вопиющей исторической неблагодарностью является тот факт, что, вместо того чтобы смиренно преклоняться перед превосходящей их северной расой, сделавшей людей из этих медведей и лапотников, перед сохранившими чистоту крови карелами, незаконнорожденные метисы теперь захватывают наши территории!

Их наглость настолько перешла все границы, что они устраивают кровавые разборки с другими иммигрантами, чьи диаспоры помельче, деля нашу землю, наши рынки, наши природные богатства на „сферы влияния“! Похоже, чужаки совсем забыли, в чьём они доме и кто здесь хозяин.

Настоящим объявляем о создании Народного Фронта Освобождения Карелии, в задачи которого входит очищение родной земли от нежелательных иммигрантов, установление справедливого порядка и повышение благосостояния трудового народа Карелии, который веками подвергался ограблению и притеснению чужаками.

Народный Фронт Освобождения Карелии устанавливает горизонтальные связи с Фронтами братских народов республики Саха-Якутия, Тува, Чувашия и другими и готов координировать свои усилия по освобождению родных земель. Русским гастарбайтерам не место в наших краях!

Мы не будем уподобляться невежественным азиатам-русским и копировать их дикие нравы, не будем устраивать кровавые драки, погромы и поджоги. Мы, карелы, – цивилизованная европейская нация, принадлежащая к высшей северной расе. И свои задачи мы будем решать цивилизованно.

Мы предлагаем всем русским в 48 часов собрать движимое имущество и покинуть территорию Карелии, отправившись на свою историческую родину. Мы знаем, что в средней полосе России вымирают целые деревни, пустуют сельскохозяйственные земли. Почему бы русским не поехать к себе домой сажать картошку и петрушку? Мы больше не позволим им рубить наш лес и отравлять наши озера!

Все недвижимое имущество, а также предприятия на территории Республики Карелия объявляются достоянием карельского народа и будут распределены с соблюдением принципа социальной справедливости между представителями титульной нации республики.

Мы гарантируем, что в течение этих 48 часов выселяемые иммигранты не будут подвергаться насилию и запугиванию, всем пришельцам будет обеспечен безопасный и беспрепятственный выезд. Малоимущие русские могут обратиться в районные штабы Фронта, и им будут бесплатно предоставлены плацкартные билеты до Рязани.

Русские смогут в последний раз убедиться в благородстве и великодушии карельского народа, которые они не сумели ценить, когда были гостями на нашей земле.

Если русские не покинут территорию Карелии, Фронт снимает с себя всякую ответственность за неизбежные акты возмездия и восстановления справедливости, которые стихийно начнутся по всей республике в следующую минуту после истечения указанного срока.

Карелы – мирный и добродушный народ, но тем страшнее он в гневе на пренебрегших его волей захватчиков! Русские воры и пьяницы встретятся с настоящими мужчинами, которые попадают белке в глаз и тремя ударами валят вековую ель. Карельские охотники выйдут из лесов с охотничьими ружьями и топорами, и тогда те, кто не уедет, будут завидовать мёртвым!

Предупреждение объявлено. Время пошло.

Hakan

Лучший друг всех карелов».

Максимус дико захохотал, испугав коллег по отделу, когда во время остатка обеденного перерыва прочёл крео. Но, судя по серьёзной дискуссии, которая развернулась по поводу манифеста в блогах, юмор автора и гротеск поняли и оценили далеко не все.

Неутомимый Hakan не обошёл своим вниманием и законодательное разрешение нефтяным и газовым монополиям иметь свои военизированные подразделения для охраны промышленных объектов. Сразу после того как сообщение об этом прошло по информационным ресурсам, Hakan разместил в своём блоге следующее издевательское сочинение, которое Максимус прочёл в очередной свой рабочий полдень.

«Служу Газпрому!

Кто-то ворует мои идеи. Нет, я не публикую их в сети – это было бы слишком просто для похитителей. Не делюсь со знакомыми – ох, никому нельзя верить! Но, чтобы ничего не забыть, я делаю наброски в блокноте, который ношу с собой. Что ж, вероятно, я допустил непростительную небрежность, оставил блокнот без присмотра на часик-другой, пока, к примеру, обедал. Вот наброски и скопировали, а идеи с… э… спионерили! Скажем так.

На этот раз дело касается армии. Ещё только недавно, будучи на зрелищно-бесплатном мероприятии для плебса, вроде дня чего-то-там, глядя на впечатанный во все рекламы и растяжки оплаченной из бюджета вакханалии силуэт газовой горелки, я проникся идеей, и сразу, не сходя с места, сочинил соответствующие призывы, лозунги, слоганыи начал даже набрасывать дизайн нового обмундирования. И вот, на тебе. Читаю: «Корпорации „Газпром“ и „Транснефть“ формируют собственные военные подразделения». Самые безумные предсказания мрачных и депрессивных от постоянной наркотической ломки писателей и сценаристов поблекли в сравнении с действительностью.

Но, может, это шутка? Или утка журналистская? Может, преувеличение? Ав основе лежат всего лишь планы служб безопасности названных коммерческих организаций по увеличению штата сторожей-пенсионеров или закупке новой партии перцовых баллончиков?

О, нет, увы! Всё серьёзно. На законодательном уровне: «Вынесенный на обсуждение проект законодательной инициативы о предоставлении возможности компаниям „Газпром“ и „Транснефть“ сформировать собственные охранные предприятия для обеспечения безопасности добычи, переработки и транспортировки энергоносителей был принят в третьем чтении».

Инициатива! В третьем чтении! О как! Кто же эти инициаторы? «С соответствующим предложением о внесении изменений в закон „Об оружии“ выступили представители всех партий и были поддержаны администрацией президента».

Всех партий!!! Сразу!!! В едином порыве. И были поддержаны, конечно. Как такое не поддержать? Вот он, долгожданный оргазм, единение крупного бизнеса, политических партий и правящей администрации. Секс, правда, получается не совсем традиционный, втроём, но от того оргазм только ярче.

Однако как неискушенный зритель государственного порно, я задаюсь глупым вопросом: а зачем? С кем эта новая армия собирается воевать? Объясняют так: «В соответствии с принятым законом корпорациям „Газпром“ и „Транснефть“, а также их дочерним компаниям предоставляется право приобретать спецсредства и служебное оружие для охраны нефтегазопроводов и других объектов, предназначенных для добычи, переработки, транспортирования продукции, поставляемой по государственному контракту».

Вроде бы всё в порядке. Всё понятно. Эта армия – чтобы трубу охранять.

Но… чем же тогда займутся наши, с позволения сказать, конституционные органы охраны правопорядка? У нас их уже так много, что я не возьмусь даже перечислять, кого-нибудь забуду или перепутаю, и многомудрый комментатор напишет саркастически: «Учи матчасть, афтар!»

Ведь это они, по законам российским, должны охранять всякую собственность от зловредных посягательств, в том числе и трубу. Или «в том числе» не устраивает? И чем финансировать ту же милицию (поправь меня, если я всё проспал и её уже в полицию переименовали), лучше создать особое военизированное формирование для обороны трубы? И… от кого?..

Может, от собственного народа? Голодный, а потому вынужденно вор, милиционер, тоже ведь из народа. А ну как он откажется стрелять по своим? Лучше тогда, конечно, иметь верные Газпрому части.

Вот и в статье пишется: «Такое решение обусловлено, по замечанию экспертов, в первую очередь, чтобы исключить возможность сбоев и рисков от случайного человеческого фактора». Понятно. Всё бы хорошо, да люди – такой фактор, что ему совершенно невозможно доверять! Тем более собственные граждане. Трудящиеся, и вообще. Могут, например, забастовку устроить. Или митинг какой. А трубе это без надобности, она бесперебойно функционировать должна.

Предлагаю набирать полки «Газпрома» и «Транснефти» из прирождённых воинов дикого племени тулгандыров. Чтобы уж точно не было проблем. Тулгандыры по-русски не говорят, читать не умеют, в профсоюзах не состоят, а стреляют хорошо! Как к ним пробраться, я знаю, комиссию возьму небольшую.

Или вот ещё одно прозрение. Армия обороны трубы – это ведь не воинские формирования Российской Федерации? Нет. Это отдельная армия, коммерческая. И, что удобно, она международными обязательствами России, правом и всем прочим не связана. Почему бы ей не объявить о своей экстерриториальности? Её компетенция – труба, где бы эта труба ни пролегала. По подозрению в откачке газа – вводим танковые дивизии «Газпрома» на территорию незалежной Украины. Президент Украины пытается дозвониться до Президента России, но не может. Абонент вне зоны действия сети. Через три дня абонент появляется сам и объясняет, что у него на мобиле села батарейка. Президенту Украины он отвечает, что «Газпром» – коммерческая организация и защищает свои интересы, а он государственный чиновник и в это дело вмешиваться не должен. А Европе он объяснит, что, вы же понимаете, это необходимо для обеспечения бесперебойности поставок и выполнения наших перед вами обязательств. И Европа промолчит.

Вот какие геополитические перспективы! Помнится, была уже такая коммерческая компания – Ост-Индская. И вовсе не Британия оккупировала Индию, а эта самая корпорация, которая и войска свои содержала сама, и в бюджет налоги платила. Сколь же мудры депутаты и администрация, их поддерживающая!

Но я считаю, что и существующую российскую армию не стоит без внимания оставлять. От неё тоже может быть польза. Нужно только поработать над символикой, геральдикой, патетикой. И вообще, правильно ориентировать патриотическое воспитание.

Боевые знамена надо поменять. Серпы с молотками убрали уже, и звезды нам не нужны. Силуэт газовой горелки – на все знамена. Высшая государственная награда тоже – золотая горелка и звание Героя «Газпрома». Военнослужащие должны в ответ на награды и благодарности начальства отвечать: «Служу „Газпрому“!»

И о молодежи нельзя забывать. Срочно создать организацию «Юных пионеров нефтяных месторождений». Галстуки чёрного цвета. Значки нефтяных вышек. И речёвки: «К борьбе за дело „Транснефти“ будь готов! – „Всегда готов!“»

Этот блог пользовался особой популярностью. Он попал в «Избранное» и был скопирован парой интернет-изданий профессиональной журналистики с броскими баннерами: «Армия обороны трубы» – и: «Танки „Газпрома“ входят на Украину!»

Когда же Рамзан Кадыров был утверждён в должности президента Чеченской Республики, Hakan выложил в сеть короткий анекдот: «Президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров при вступлении в должность произносил клятву одновременно на Священном Коране, Конституции Чеченской Республики и Конституции Российской Федерации. Если Президент Чеченской Республики, произнося клятву, положил свою правую руку на Священный Коран, а левую руку на Конституцию Чеченской Республики, то что же он положил на Конституцию Российской Федерации?..»

Максимус прочитал анекдот, откинулся на спинку стула и пару минут беззвучно хохотал. Коллеги, занятые работой, посмотрели на него как на ненормального.

А Максимусу нравилось быть ненормальным. По вечерам дома он набирал на компьютере текст своего эссе о Хазарии, правил и редактировал его. За пару недель эссе было готово.

Мы приводим его здесь полностью, в версии Семипятницкого, не исключая и пространных цитат; чтобы читателю было понятно, что за мысли варились в котелке нашего героя в то судьбоносное время.

Хазарский след

Эссе о Хазарии, стране фантастической, несуществующей, возможно, никогда не существовавшей или существовавшей, но совсем не так, как мы сейчас можем себе это представить, не оставившей о себе однозначных исторических свидетельств, слишком мало археологических данных, противоречивые заметки хронистов, ни одного расшифрованного письменного памятника, – следует начать с обзора источников, наиболее адекватных предмету именно по своей фантастичности, вымышленности, условности, каковые качества, в силу особенностей источников, не являются их недостатками, а скорее особенным свойством, придающим им искомую нами соотносимость и ценность. Я говорю об упоминаниях Хазарии в художественной литературе.

Возьму всего один пример. Он знаком нам по школьной программе, это стихотворение А. С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге». Все мы помним(?), что оно начинается строками:

Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хозарам:
Их сёла и нивы за буйный набег
Обрёк он мечам и пожарам…

Судя по этим словам, Хазарию не считали ордой кочевников: у врагов имелись сёла и нивы, то есть участки обработанной и засеянной злаками земли, каковые и предполагал подвергнуть разграблению князь Олег.

Что до самого князя, то его настоящее имя было Хельги, и он был скандинавом чистых кровей. Первое упоминание о нём в «Повести временных лет» звучит так: «В год 6387. Умер Рюрик и передал княжение своё Олегу, родичу своему, отдав ему на руки сына Игоря, ибо был тот ещё очень мал».

Имя Игоря в скандинавском оригинале звучит как Ингвар, и он тоже был шведом. Судя по всему, Хельги правил княжеством Рюрика как регент при малолетнем наследнике престола, Ингваре, именем которого он и совершал свои завоевания, включая захват Киева в году 6390 от Сотворения Мира, или 882, по новому летоисчислению, от Рождества Христова. «Повесть временных лет» подтверждает регентство Хельги при Ингваре так: «…и сказал Олег Аскольду и Диру: „Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода“, и показал Игоря: „А это сын Рюрика“. И убили Аскольда и Дира…»

Нам сейчас трудно это себе представить, но в те далёкие времена легитимность правления в сознании людей крепко связывалась с происхождением по крови от родоначальника династии, и вопрос о преемнике почти всегда решался в этом ключе. Если происхождение по крови от великих предшественников трудно было доказать, значит, надо было его выдумать, чтобы соблюсти формальность.

Едва ли не с самого начала своего правления Хельги вступил в конфликт с Хазарской державой, под протекторатом которой находилось в то время большинство славянских племен.

«В год 6392 (884). Пошел Олег на северян, и победил северян, и возложил на них лёгкую дань, и не велел им платить дань хазарам, сказав: „Я враг их“ и вам (им платить) незачем»».

«В год 6393 (885). Послал (Олег) к радимичам, спрашивая: „Кому даёте дань?“ Они же ответили: „Хазарам“. И сказал им Олег: „Не давайте хазарам, но платите мне“. И дали Олегу по щелягу, как и хазарам давали. И властвовал Олег над полянами, и древлянами, и северянами, и радимичами, а с уличами и тиверцами воевал».

Здесь важно то, что Хельги обложил северян лёгкой данью, а с радимичей стребовал не больше, чем те давали хазарам. Видимо, им двигали меньше стяжательские, больше принципиально политические цели: оттеснить хазар, лишить их влияния в регионе.

Смерть Олега, послужившую сюжетной основой для стихотворения Пушкина, «Повесть временных лет» описывает так: «И жил Олег, княжа в Киеве, мир имея со всеми странами. И пришла осень, и вспомнил Олег коня своего, которого прежде поставил кормить, решив никогда на него не садиться, ибо спрашивал он волхвов и кудесников: „От чего я умру?“ И сказал ему один кудесник: „Князь! От коня твоего любимого, на котором ты ездишь, – от него тебе и умереть“. Запали слова эти в душу Олегу, и сказал он: „Никогда не сяду на него и не увижу его больше“. И повелел кормить его и не водить его к нему, и прожил несколько лет, не видя его, пока не пошел на греков. А когда вернулся в Киев, и прошло четыре года, – на пятый год помянул он своего коня, от которого волхвы предсказали ему смерть. И призвал он старейшину конюхов и сказал: „Где конь мой, которого приказал я кормить и беречь?“ Тот же ответил: „Умер“. Олег же посмеялся и укорил того кудесника, сказав: „Неверно говорят волхвы, но всё то ложь: конь умер, а я жив“. И приказал оседлать себе коня: „Да увижу кости его“. И приехал на то место, где лежали его голые кости и череп голый, слез с коня, посмеялся и сказал: „От этого ли черепа смерть мне принять?“ И ступил он ногою на череп, и выползла из черепа змея, и ужалила его в ногу. И от того разболелся и умер. Оплакивали его все люди плачем великим, и понесли его, и похоронили на горе, называемою Щековица; есть же могила его и доныне, слывет могилой Олеговой».

Примерно также описывает смерть Олега и Пушкин в своём стихотворении. Почему же, разбирая как источник «Песнь о вещем Олеге», я привожу подробные цитаты из «Повести временных лет»? Тому есть причина.

Летописец ни слова не говорит о том, когда именно и при каких обстоятельствах волхвы сделали князю предсказание о его гибели. А именно с этого эпизода начинается «Песнь…» Пушкина. Хельги за свою насыщенную событиями жизнь совершил немало походов, в том числе и на Византию. И летописец не зря помещает эпизод его гибели после войны с греками-христианами, что было, по мнению монаха Киево-Печерской Лавры, автора летописи, хоть и славным героическим деянием, а всё же грехом. Но поэт приводит к нему кудесников перед его грабительским походом наХазарию, который князь оправдывает необходимостью возмездия. Почему? Объяснение лежит на поверхности, и даже странно, что такого толкования стихотворения Пушкина нет в литературоведении или, по крайней мере, мне не приходилось его встречать.

Смерть Олега – осуществление проклятия, мистическая расплата за разорение им хазарских земель. Таков тайный смысл стихотворения Пушкина.

От сюжета смерти Олега-Хельги перейдём к его могиле. «Повесть временных лет» располагает её на горе Щековица, скорее всего, на берегу Днепра. Гора Щековица доныне локализуется исследователями у Киева и сохранила своё название.

Однако народное предание упорно помещает могилу Олега в одну из сопок Старой Ладоги, первой исторической столицы варяжской Руси. И есть другая древнерусская летопись, которая утверждает: «…иде Олег к Новгороду и оттуда в Ладогу… и уклюни его змея в ногу и с того умре, есть могила его в Ладоге».

17 июля 2003 года, по случаю юбилея, 1250 лет с основания Старой Ладоги, село посетил Президент России. Пресса писала, что на раскопки кургана близ могилы Олега Президента не пустили из-за того, что там полно змей (!), и Путин долго стоял на берегу реки, вглядываясь в даль. Пейзаж там действительно замечательный, есть на что посмотреть. Я на кургане был, причём ночью. И ни одной змеи не встретил.

Видимо, змеи курганов Старой Ладоги жалят не всех и каждого…

Ссылка прессы на «местныхжителей», запугавших службы Президента змеями, неубедительна.

Скорее, кудесники в его окружении считают Путина преемником власти варяжских князей, а потому и наследником исторического проклятия за гибель Хазарии. Завет мести, которой доныне хранят змеи Старой Ладоги.

О Старой Ладоге и истории Руси в связи с древним городом можно найти множество интересных сведений. Вот слова профессора А.Н. Кирпични-кова, руководителя Староладожской археологической экспедиции Института истории материальной культуры РАН: «В раскопе мы нашли множество бусин, даже целую партию из 2500 бус, вероятно, предназначенных на продажу; форму для отливки серебряных слитков – второй после дирхемов международной валюты тех времён. Такой слиток изготавливался в виде стержня. Здесь же обнаружен перстень с арабской вязью на вставке из горного хрусталя. Надпись – сура из Корана: „Да будет мне помощь Аллаха, и только на эту помощь я уповаю и надеюсь“. Перстень служил печаткой (им запечатывали товары, грузы, документы) и мог, судя по арабской вязи надписи, принадлежать только восточному купцу – свидетельство того, что в Ладоге бывали торговцы из дальних стран… От Скандинавии до восточных стран гости, скорее всего, добирались по Великому волжскому пути. Перстень с арабской надписью и другие находки – знаковые вещи, подтверждающие дальние международные связи Ладоги, свидетельство её международного экономического и торгового значения в X веке.

В Ладоге того времени существовали общины судовладельцев, моряков, которые могли приплыть по Волхову с юга, с Каспия, а с севера – из Скандинавии. Причем команды формировались и в самой Ладоге. Торговых гостей привлекал местный рынок, особенно меха из северных лесов, считавшиеся лучшими в мире. За меха давали серебро.

…Сколько умов, столько и мнений о происхождении русов. К одному знаменателю учёные пока не пришли и, может быть, никогда и не достигнут согласия в этом вопросе. Письменные источники знают русов только на территории Восточной Европы, кроме русов, упоминаются славяне. Причём в летописи указывается, что язык славян и русов единый, то есть эти главные насельники Восточной Европы говорили на общем языке. Мне представляется, что различие между русами и славянами не этническое, а социальное. Русы – это элитарная, верхняя прослойка общества. Они торговали, покупали невольниц и так далее. Социальная функция славян – обслуживание элиты – русов.

Многие исследователи придерживаются мнения, что русы – скандинавы. Я считаю, что это не обязательно. Скорее всего, русы составляли международные купеческие сообщества, команды кораблей. Такие группы могли включать в себя как скандинавов, так и финнов, и славян. Скандинавские источники не знают русов как обозначение людей, принадлежащих к одному этносу.

В летописях русы упоминаются в течение X—XI вв., затем происходит эволюция понятия – Русская земля, Русь, Россия. Кто такие первоначальные русы, вопрос остаётся открытым… Но в эпоху торговой революции разделение на русов и славян имело, по моему мнению, широкий социальный смысл».

И ещё более интересно то, что арабские, византийские и европейские источники называют правителей Руси времен, когда Старая Ладога была её столицей, титулом «хакан» (каган). Вот что писал Ибн Русте: «…Что же касается ар-Русийи, то она находится на острове, окружённом озером. Остров, на котором они живут, протяжённостью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр до того, что стоит только человеку ступить ногой на землю, как последняя трясётся из-за обилия в ней влаги. У них есть царь, называемый хакан русов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булкар и там продают. Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян… И нет у них недвижимого имущества, ни деревень, ни пашен. Единственное их занятие – торговля соболями, белками и прочими мехами, которые они продают покупателям. Получают они назначенную цену деньгами и завязывают их в свои пояса… С рабами они обращаются хорошо и заботятся об их одежде, потому что торгуют (ими). У них много городов, и живут они привольно. Гостям оказывают почёт, и с чужеземцами, которые ищут их покровительства, обращаются хорошо… И если один из них возбудит дело против другого, то зовёт его на суд к царю, перед которыми (они) и препираются. Когда же царь произнёс приговор, исполняется то, что он велит. Если же обе стороны недовольны приговором царя, то по его приказанию дело решается оружием, и чей из мечей острее, тот и побеждает… Есть у них знахари, из которых иные повелевают царем как будто бы они их начальники…»

Те же арабы писали, что на этом острове (то ли Новгород, то ли Старая Ладога) людей – русов – сотня тысяч. И все живут грабежами славянского населения. Поневоле задумаешься, сколько же тогда было славян? Получается, что через несколько веков после Руси северные земли не развились, но скорее пришли в запущение. И опустошение русских земель тоже может быть осуществлением хазарского проклятия.

Этими многозначительными цитатами завершаю свои комментарии к стихотворению Пушкина Теперь перейдём к обзору собственно исторических работ о Хазарии. Впрочем, по недостатку достоверного материала они мало отличаются от художественной литературы по данному вопросу; различие только в форме и в амбициях авторов, претендующих на научное освещение проблемы. Тем не менее количество написанных на эту тему книг и статей впечатляет. А.А. Астайкин приводит библиографию по истории Хазарии. Я досчитал до двух сотен наименований и дальше считать перестал.

Согласно А.П. Новосельцеву, начало хазароведения в Европе связано с именем известного учёного XVII века И. Бурксторфа, издавшего в оригинале и с латинским переводом знаменитую еврейско-хазарскую переписку. Фундаментально исследованием истории Хазарии в российской (советской) науке первым занялся академик М.И. Артамонов. За рубежом более известна книга Д.М. Данлопа «История еврейских хазар». Свою историю Хазарии написал, конечно, и непревзойдённый евразиец и тюркофил Лев Николаевич Гумилёв.

Помимо историко-теоретических манипуляций последний, в числе прочего, нашёл Семендер – древнюю, до Итиля, столицу Хазарии. Отчёт об экспедиции в его изложении выглядит примерно так: ездили они, ездили около Терека по Чечне и Дагестану, да ничего подходящего не попадалось. А тут и командировка заканчивается, и деньги на экспедицию, и бензин. Тогда Лев Николаевич видит первые попавшиеся холмики и говорит: «Ба! Да вот же он! Семендер, как пить дать, Семендер. Надо будет сюда ещё вернуться».

Насколько я знаю, никто туда так и не вернулся, а теперь в тех землях совсем другие холмики, и не до Семендера совсем.

На самом деле я Гумилёва очень люблю и уважаю как автора: просто, если отнести его книги к разряду художественной литературы, они от этого только выиграют.

Но, так или иначе, исходя из трудов уважаемых учёных-хазароведов, история Хазарии выглядит примерно так:

VI—VII вв. – распад западно-тюркского каганата, на осколках которого воздвигается Хазария, с правящей тюркской династией Ашинов.

VIII—IX вв. – войны Хазарского каганата с Ираном; проникновение в страну иудаизма. Столкновение с варягами, союзы и раздел сфер влияния.

IX—X вв. – войны Хазарии с Русью; разгром Хазарии.

XI—XIII вв. – исчезновение Хазарии с политической карты Евразии.

Столицами Хазарской страны последовательно были города Беленджер, Семендер и Итиль. Как, например, и у русского государства: Киев, Москва, Санкт-Петербург. Среди других крупных городов называют Савгар и Серкел (Белая Вежа), последний был построен византийскими инженерами.

Из политических обычаев Хазарии наиболее интересны: двоевластие кагана и бека; особая процедура инаугурации, при которой кагана душили шёлковой нитью; содержание гарема кагана, набранного из принцесс покорённых и союзных племен.

Экономика Хазарии в первое время, когда её столицей предположительно был Семендер, заключалась в земледелии, преимущественно виноградарстве, и ловле рыбы. Позже, с переездом столицы в Итиль, основой процветания государства стала транзитная торговля. Заезжие купцы удивлялись, что хазары торгуют всем на свете, тогда как в своей стране не производят ничего, кроме загадочного «рыбного клея».

О внешности хазар путешественники сообщали, что среди них есть «белые» и «чёрные» хазары. «Белые» – высокие, светловолосые и голубоглазые, внешностью похожие на шведов – являются элитой общества. Им прислуживают «чёрные» – с тёмными волосами и кожей, низкие и вообще малоприятные на вид. Советские историки комментировали эти сведения, сомневаясь, что различия между элитой и простонародьем были расовыми: возможно, у хазарского пролетариата просто не было возможности хорошенько помыться.

Ещё известно, что когда хазары осадили столицу армян, те устроили первый в истории праздник Хэллоуин, выставив на обозрение хазарскому войску большую тыкву, прорезав ей глаза и прикрепив редкий пучок соломы вместо бороды. Хазарам они сказали – «вот ваш каган!». Хазары же почему-то на это очень обиделись и устроили армянам кровавую баню.

Хазарский каганат вёл активную внешнюю политику, заключая союзы и объявляя войны, распространяя своё влияние и участвуя в жизни как европейских, так и азиатских государств, и оставил свой след во многих зарубежных хрониках. Например, император Византии Михаил III как-то обозвал патриарха Константинопольского Фотия «хазарской мордой». При этом Хазария не приберегла для своих будущих исследователей ни одного собственного письменного источника.

При раскопках одного хазарского поселения, правда, был обнаружен камень с письменами, предположительно хазарскими. Но, несмотря на все усилия историков и лингвистов, надписи на хазарском камне так и не были расшифрованы.

Впрочем, один источник, условно хазарский, в распоряжении учёных имеется. Это переписка испанского еврея, известного под именем Хасдай ибн Шапрут, с каганом Иосифом. Подлинность переписки долгое время ставилась под сомнение, при этом основным мотивом оппонентов была мысль о том, что если бы писем не существовало, средневековым евреям стоило бы их выдумать. То же самое мы можем сказать и о самом факте существования Хазарского каганата.

Наибольшую активность в изучении истории Хазарин всегда проявляли учёные иудейской направленности – как сионисты, так и их противники. Это понятно. Для народа, рассеянного по лику земли, существование империи, в которой их религия была (?) государственной, значило (значит) очень много. После древнего Израиля и до Израиля современного таких национально-государственных экспериментов было всего два. И оба на территории современной России – Хазарский каганат в дельте Волги и Еврейский автономный округ на Дальнем Востоке, со столицей в городе Биробиджан.

Следует отдельно упомянуть книгу замечательного венгерского еврея Артура Кёстлера «Тринадцатое колено. Крушение империи хазар и её наследие». Автор был человеком интересной судьбы. Вот краткие вехи его биографии.

Кёстлер родился 5 сентября 1905 года в Будапеште. С 1926 по 1929 год был корреспондентом немецкого издательского концерна на Ближнем Востоке, в 1929—1930 годах работал в Париже. В 1931 году на дирижабле «Граф Цеппелин» совершил полёт к Северному полюсу. Позже путешествовал по Центральной Азии и год прожил в Советском Союзе. В конце жизни был идеологом движения «Экзит» за право человека добровольно уйти из жизни и покончил с собой в Лондоне 2 марта 1983 года, приняв смертельную дозу снотворного (?) препарата.

Артур Кёстлер предваряет своё исследование цитатой из арабского автора Мукаддаси: «В Хазарии большое количество овец, мёда и иудеев».

Русский переводчик не без сарказма приводит полную цитату из того же источника: «Что касается ал-Хазар, то это обширный округ за Каспийским морем. Грязь непролазная, много овец, мёда и иудеев».

Можно отметить, что с тех пор мало что изменилось. И о современной стране, занимающей территории Хазарского каганата, современный акын Борис Гребенщиков поёт:

Главная национальная особенность – понт,
Неприглядно, слякотно и вечный ремонт.

Основная идея книги Артура Кёстлера, довольно убедительно им обоснованная, в том, что западные «евреи» – даже не семиты по происхождению; они выходцы вовсе не с Ближнего Востока, а из Хазарии.

Исследования по истории Хазарии дают нам целую палитру разных, зачастую противоречивых выводов. Обозначу основные оси актуальной «хазарской полемики».

Ось первая: Хазария и иудаизм. Для начала: а был ли мальчик? То есть был ли этот мальчик обрезан? Большинство исследователей сходятся во мнении, что был. Хазария приняла иудаизм как государственную религию. Даты, обстоятельства и последствия религиозной реформы при этом приводятся разные. Авторы, склонные к сионизму, стараются найти как можно более раннюю дату, помещая принятие иудаизма непосредственно перед расцветом хазарской державы и недвусмысленно указывая, что именно иудаизм стал причиной её успехов. Авторы, склонные к антисемитизму, напротив, стоят за более позднюю дату – перед упадком хазарской империи. Нетрудно догадаться, что они считают иудаизм причиной разлада и краха.

Относительно нейтральные в еврейском вопросе академические учёные склоняются к мнению, что иудаизм приняла только элита, верхушка каганата, большого влияния на жизнь широких масс населения и судьбу государства он не оказал.

Ось вторая: происхождение. По поводу происхождения хазар лучше всего выразился академик А.А. Тюняев: «Хазары, кочевой народ т. н. тюркского племени, первоначально обитавший между Каспийским и Чёрным морями, появился в Восточной Европе в 4 веке после гуннского нашествия. Однако что понимать под термином „появился… после“ авторы многочисленных повторений этого словосочетания объяснять не удосуживаются и таинственно молчат. То есть то ли гунны, осевшие в этих местах, стали именоваться хазарами, то ли ещё какая напасть случилась. Так и осталось в науке: то, что касается происхождения хазар, описывается словосочетанием „появился… после“».

Ось третья: спор о наследстве. Если по поводу происхождения хазар отмечается недостаток научных теорий, то по поводу наследников их исторического величия теорий явный переизбыток. Уже упомянутый Кёстлер считает потомками хазар всех европейских евреев, ашкеназов. Лев Гумилёв, после внимательного осмотра формы голов и среднего роста терских казаков, записал их в наследники хазарского этноса. Крымским караимам сам Бог велел вести себя от хазар. Но и алтайские народы от наследства не отказываются, указывая на языковую общность. Не остались в стороне и русские: некоторые исследователи скромно напоминают, что славяне составляли большинство населения каганата и, собственно, это государство было их страной. Другие прямо утверждают, что хазары – сами русские и есть. И никакими тюрками в каганате не пахло. От себя могу добавить, что нашёл немало доказательств того, что хазары – это чеченцы.

Подведу предварительные итоги. Итак, согласно точным и проверенным данным исторической науки, Хазарский каганат был государством или тюрков, или евреев, или славян, или кавказцев, или вообще шведов. Хазары откуда-то появились. Или всегда были там, просто назывались другим именем. В Хазарском каганате или в шестом, или в восьмом, или в одиннадцатом веке был принят иудаизм. Иудаизм был принят или кучкой верхов, или широкими слоями, или оказал влияние на судьбу и культуру каганата, или не оказал, или способствовал его процветанию, или приблизил крах, или вообще не был принят. После исчезновения Хазарского каганата наследниками его культуры и традиций стали или крымские караимы, или европейские евреи, или русские, или казаки, или чеченцы, или алтайцы, или вообще никаких наследников не осталось.

И, наконец, общий вывод моего исследования предполагает три версии:

– Хазарский каганат существовал в прошлом на какой-то территории.

– Хазарский каганат существовал и существует, но в другом измерении, как параллельная реальность.

– Хазарский каганат никогда и нигде не существовал. Это исторический проект, который должен или просто может осуществиться в будущем.

Инаугурация

И пришло время большого празднества для всего народа хазарского. На базарах шуты в дуды дудели, байки травили. Кудесники огни зажигали, дым пряный радостный испуская. Понад домами тряпок цветных навесили, так, что всё птичье племя распугали. Ветеранам каличным от войн праведных оставшихся дохлых сусликов раздавали во славу кагана и бека – пусть тоже радуются! А во дворце кагановом собралась вся елита хазарская, бомонд прозываемая. Ликами бела, шелками шелестяща, изумрудами-рубинами сверкающа, да так, что хоть задуй все светильники во дворце – будет светло от камней самоцветных. А уж думами-то как велика и чиста – хоть не стой рядом! Собралась елита и как пошла жрать! А столы-то яствами уставлены, да пития в кувшинах серебряных – хоть залейся. Жрёт да пьёт, жрёт да пьёт, да гудит ещё, ровно ос гнездище. Но тут уже Великий Бек посередь залы вышел да как грохнет посохом платиновым, инкрустированным, по полу гулкому! Все молчать. И выносят трон портативный да зовут кагана на выход.

– Каган! Каган! Каган! А Великий Бек хороводит:

– Плохо кричите! Не выйдет каган, не будет гулянья! Громче надо кричать!

И громче кричат:

– Каган! Каган! Каган! Дедушка каган! Тогда Саата в спину легонечко толк, и вышел он с тайной комнаты в большую залу.

– Ура-а-а-а-а-а-а!

Криком зашлись, да музыка громкая заиграла. А Саат, смутившийся да красный, как рыба итильская, к трону подходит, усаживается. Ох, горячо в зале, жарко! Будто на сковороде камбузной! Бек слово берёт:

– Вот он, хазары великие, народ суверенный, каган наш новый, именем Ося Тринацатый! Будем же верны ему, как были верны предкам его, спокон веков давешних!

– Будем! – кричит народ. – Будем! И снова Великий Бек посохом шмяк – молчать.

– Но прежде положено, по времён традиции, спытать кагана нового, сколь сроков будет править он нами.

Тут из-за спины кагановой выходит кат ряженый – в камуфляже весь, ветки к платью пришиты, а лицо чёрным чулком закрыто, глаз только вырезан. Вот сюрприз! Того Саату не сказывали.

Заходит кат сзади, на Саата удавку набросил, тонку, шёлкову. Вот и конец, стало быть. Не привелось сгинуть на поле бранном, не судьбинушка была помереть с голоду в нищете жалостной, так умрёшь ты, Саат, в пиру-гулянии, среди мира и сладких кушаний, под музыку радостну. Такова уж жизнь человеческа, смерти не минуешь! Думу скончив ту, покоен стал Саат, готов к усыплению вечному. А Великий Бек встал пред ним и глаголет:

– Скажи теперь Саат, сын Наттухов, сколь сроков будешь каганом хазарским? Кат будет тебя душить, а ты цифирь говори, да с начала самого, по порядку, не пропускаючи! А как будет невмоготу совсем – подними свою правую руку да реки – хватит. То и будем знать.

И дал знак кату Бек, сам же в сторону отступивши. Кат удавочку на себя потянул, легонечко. Саат цифирь считает:

– Один, два…

Кат же сильнее шёлкову нить тянет, болюче-то как!

– Три, четыре…

Вот уже Саату невмоготу совсем, свет меркнет, публика в глазах пошла четвериться да плясать сатанинскими танцами. Но Саат силится:

– Пять, шесть, семь…

И чует, что вот, вышел весь. Сейчас задохнётся. Тогда руку поднял и прохрипел:

– Хватит!

Кат тут же удавку выпустил, служки подбежали, водой кагана поливать, опахалом обмахивать, шею нежно растирать с маслицем.

– Слава кагану! – орёт елита хазарская. А Великий Бек:

– Ты сам сказал, о каган! Быть тебе на престоле хазарском семь сроков, ведать страну, владеть хазарами. А после распилим тело твоё на семь кусков, да войдёт в каждый кус грех земли хазарской за год твоего правления, будем тебя клясть-поносить, с тем и сожжём. Ныне же можешь ты о себе не думать, как твоя судьба ясна всё одно. И свободен твой ум для заботы державной! Тут слезой умилённой Бек источился. А Саат встал с трона и народ свой благословил. А туман, туман в зале сладкий курится. И звон… звон раздаётся во все пределы… да откуда тот звон?..

Вода

В квартире Саата… тьфу, Максимуса, звенел железный будильник. Не так давно целая делегация жильцов дома, в котором он проживал, убедила его не ставить больше по утрам на полную громкость музыку. Как они его убеждали, Семипятницкий нам не рассказывал, но теперь ему приходилось довольствоваться простым будильником, чтобы вовремя проснуться в эту реальность, собраться и не опоздать на работу.

Каждое утро ему приходилось прежде всего решать проблему самоидентификации, то есть отвечать себе на вопросы, кто я и почему должен сейчас вставать и куда-то ехать. Ответ на второй вопрос должен был вытекать из ответа на первый.

Максимус говорил себе: я ведущий специалист в отделе импорта компании «Холод Плюс», Санкт-Петербург, Россия. Арендатор квартиры по адресу: ул. Дыбенко, 6-66. Заёмщик по трём кредитным договорам. Поэтому, хочу я или не хочу, но мне придётся сейчас сползти с кровати и идти в ванную, бриться. Апотом одеться и поехать на работу в офис. И другого выбора для меня нет.

Семипятницкий подумал, что хорошо бы записать эту мантру на листочек и просто читать её себе вслух, когда проснёшься. А ещё лучше надиктовать её на магнитофон и включать… а, с магнитофоном не получится. Опять соседи придут.

Соседи… да… какие они мерзкие, однако! Да и другие люди не лучше. И вообще – только Бог прекрасен. Как это говорится в хадисе – «Аллах красив и любит красоту». А раз так, людей Он не любит. Не за что Ему любить людей. И мне тоже.

За такими мыслями Семипятницкий добрался до работы. Ужасно хотелось пить. Бросив портфель и ключи от машины на стол, он отправился в обеденную комнату, где сотрудники, которым не хватало зарплаты даже на «тошниловку», поедали принесённые с собой завтраки и обеды.

В комнате сидела только одна девушка, откусывающая от тоненького бутерброда и запивающая каждый кусочек бесплатным дешёвым кофе, огромный пакет которого стоял на столе. Это был тот самый кофе, мелкая пыль, который остался у несчастных негров после того, как, согласно рекламе данной торговой марки, у них отобрали все лучшие зёрна.

– Привет! Ещё не проснулась? Максимус вежливо начал разговор.

– Да. Сегодня еле заставила себя пойти на работу. Так не хотелось вставать!

Ещё бы кому-то хотелось работать! Сам Максимус, сколько ни старался, не смог найти для своего ума никаких убедительных аргументов, почему он должен это делать, кроме угроз, что иначе его выкинут и с квартиры, и с сиденья автомобиля, и вообще нечего будет есть. Как практическая аргументация эти соображения вполне себя оправдывали, но в смысле общефилософском всё равно не годились. И Максимус разразился тирадой:

– Для современного человека шекспировский вопрос «быть или не быть» уже не актуален. Быть, конечно, что же ещё остаётся делать? Для некоторых экстремистов, вроде скинхедов, тот же вопрос звучит как «бить или не бить», но ответ на него они для себя давно нашли, потому и побрили головы. Но это меньшинство. Для большинства основной экзистенциальный вопрос звучит сегодня так: «ходить на работу в офис или послать всё к чёрту?». Учитывая то, что общество всё равно не позволит ему жить задарма, бросив свой офис, человек может выбирать из следующих вариантов. Можно стать проституткой, на улице, в салоне или виртуальной комнате. Можно торговать наркотиками – сидишь себе в квартире, превращенной в притон, втыкаешь в интернет, а клиент идёт к тебе сам. Можно самому ходить по клиентам и впаривать им гербалайф или пылесосы ценой в подержанный автомобиль. А можно подписать контракт с дьяволом, и он сделает тебя рок-звездой, модным писателем, светской львицей или каким-нибудь ещё прославленным тунеядцем. За это дьяволу нужно пообещать свою душу. Что такое твоя душа и зачем она тебе – ты и сам не знаешь. Зато дьявол, дьявол знает кому и зачем она нужна…

Девушка испуганно допила свой кофе и пробормотала:

– Ну, я не в том смысле. Вообще-то мне нравится моя работа. Бывает очень интересно. И платят неплохо. Просто вчера немного поздно легла. А так всё хорошо. Ага. И я пошла, мне пора. Надо… там… внести в базу данных… а ещё отчёты.

И, подхватив свою сумочку, испарилась за дверью.

Ну вот, опять никто ничего не понял.

Максимус достал из шкафчика свою жёлтую кружку и налил её до краев водой из большой пластиковой бутыли, стоящей на специальном аппарате. Вы знаете, такие сейчас в каждом офисе – из красного краника течёт кипяток, из синего краника – холодная водица.

И хозяева всех контор, даже самые жадные, оплачивают регулярную доставку воды, круглый год. Двухвёдерные прозрачные бутыли доставляют на специальных фургонах и заносят в офис молчаливые парни в синей форменной спецодежде.

Семипятницкий выпил свою кружку до дна и тут же вспомнил о том, какие задания нужно выполнить сегодня прямо с утра. Ум заполнили деловые соображения, строки писем и цифры. Появилось даже какое-то служебное рвение.

Максимус отрефлексировал это внезапное изменение сознание, на минуту застыл с пустой кружкой в руке и вдруг громко, как-то по-дьявольски захохотал.

– Ну конечно! Как я раньше не догадался! Таблетки! В офисную воду подмешивают те голландские таблетки, РТН, Positive Thinking! Позитивное мышление, как же! Химия. Иначе никто бы не стал работать. Я так думаю, основа у всех таблеток одна, но по заказу работодателей в рецептуру вносят небольшие изменения, с учётом специфики бизнеса. А может, и нет, гонят стандартный продукт. А вся специфика возникает уже в конкретном мозге, при взаимодействии химических веществ таблетки с нейронами подопытного менеджера, загруженными особенностями бизнеса его компании и его должностных функций. Так, разумеется, дешевле!

Слава Аллаху, в комнату больше никто не заходил и слов озарения Семипятницкого не услышал.

Escape

Максимус вернулся к своему столу и приступил к работе. Если что-то делаешь – делай это хорошо. Эта нехитрая максима была одним из немногих жизненных принципов, которым он следовал. Вовсе не обязательно гореть ребяческим энтузиазмом или изображать пылкое рвение. В таком состоянии, кстати, ничего стоящего не сделаешь. Другое дело – просто спокойно выполнять свои обязанности, нравится тебе это или нет. Тогда всё получается. И никому не создаёшь лишнего беспокойства. Это карма-йога, чёрт подери! Деятельность в просветлённом сознании, с отречением от её плодов.

Ведь если захочешь эти плоды себе присвоить, хотя бы самую малость – так на то в каждой компании есть служба безопасности, в каждой стране – экономическая полиция, а в преисподней черти со сковородками, или что у них там теперь, учитывая технический прогресс – микроволновки, может. Схватят за руку и воздадут. Вырвут плоды изо рта и засунут тебе в другое место.

Максимус знал, как знали это все, что закупщики в ритейле, куда «Холод Плюс» поставлял товары, повязаны взятками. Хотя теперь не говорят – «взятка». Есть ведь более красивые слова: бонус, мотивация. В крайнем случае – откат. А в уголовном кодексе состав преступления определён как «коммерческий подкуп».

И вот они едут мимо окон его, Максимуса, офиса, в своих «ауди» и «ниссанах», купленных не в кредит, нет – за наличные. Им удаётся даже накопить на квартиру. Их любят девушки, им завидуют простые клерки, а крупные издательства выпускают книги об их судьбах, и в книгах они такие тонко-ранимые, с высокой духовной организацией, эстеты по жизни, и даже их цинизм весьма привлекателен.

«Синие воротнички» со складов компании не раз, брызгая слюной, кидали в лицо Максимусу и его коллегам из офиса обвинения в крысятничестве. Но Максимус только усмехался в ответ. По сравнению с другим контрактом, который он уже неоднократно отвергал, всё это выглядело жалкой мелочью. По сравнению с другой сделкой.

Дьявол откатов не берёт. Ад на комиссионные не согласен. У менеджеров греха и падения есть только один бонус, одна система мотивации – твоя вечная душа, целиком, со всеми её трансцендентальными потрохами.

Просто продолжай делать это, – говорил Максимус сам себе, – работай. Не думая об успехе или поражении, не ожидая наград.

К тому же, какая это работа?

Максимус понимал, что он ничего не делает. Ничего не создаёт и не изменяет. По крайней мере, в мире реальных вещей. От всех его манипуляций с клавиатурой во Вселенной не становится больше ни на одну жалкую упаковку замороженной крабовой палочки. Эту крабовую палочку могут слепить только руки китайских женщин, получающих за свою работу по доллару в час. Хотя нет. Гораздо меньше.

Максимус получал своё содержание в другом порядке цифр. За то, что он просто вперял глаза в монитор и иногда бросал пальцы на клавиатуру, как будто играя в компьютерную игру, не выходя из вполне комфортного помещения, не поднимая со стула своей растущей задницы. Так это выглядело бы в глазах китайских женщин, сгорбленных у контейнера, или грузчиков на складе, день-деньской таскающих заиндевевшие короба.

Максимус, как и миллионы ему подобных, совершал священнодействия в мире Информации. Но так, и только так, в мире теперь создаётся прибавочная стоимость. Ведь цена крабовой палочки, слепленной из отходов рыбной продукции, химических добавок и прочего дерьма, почти не отличается от цены исходного сырья, того же дерьма. И только проведя изделие через все круги информационного ада, от таможни страны экспорта к таможне страны импорта, через ветеринарную статистику, маркетинговые анализы, системы мотивации своих и чужих сотрудников, можно получить то же самое дерьмо уже как товар на полке супермаркета, с ценой, в разы отличающейся от его первоначальной дерьмовой себестоимости.

Поэтому Максимус не думал, что ест свой бездрожжевой диетический хлеб даром. К тому же он знал, какую сам платит цену. Максимус давно понял, что ему платят не за работу – как таковой работы всё же нет. Ему платят за аренду его индивидуального сознания, за то, что он превращается в чип, встроенный в системный блок обработки коммерческой информации.

Семипятницкий вспоминал сюжет фильма, где красавчик Киану Ривз предоставлял свой мозг для контрабанды пиратских программ. Какие-то деятели, чтобы избежать уплаты таможенных пошлин, загружали программу в голову Ривза и переправляли его через бугор, где другие деятели сгружали программу. Фантастика. Но офисный служащий живёт в ещё большем кошмаре: его мозг не просто чип, где хранится информация. Это действующий процессор, где она постоянно обрабатывается. Так что курьерская миссия героя из антиутопии представляется плёвым делом по сравнению с ежедневной мукой м. с. з.

Ест ли он, спит ли, идёт ли по улице, смотрит сериалы или трахает свою подругу – процессор гудит, работает. Отслеживает состояние системы. Вносит корректировки. Разбуди м. с. з. среди ночи, и он ответит, сколько контейнеров должны на этой неделе выгрузиться в транзитном порту, какие документы нужно готовить на лицензию, чего не хватает для открытия аккредитива.

Глупый хозяин бизнеса тоже постоянно об этом думает. Умный хозяин бизнеса, даже подписывая годовой контракт с ключевым клиентом, думает о том, как сегодня вечером новая гламурная блядь будет брать у него в рот. Ему незачем осознавать детали. Все необходимые программы загружены в мозги специально нанятых для этой цели м. с. з. Они называют это – «делегировать полномочия».

В самом деле, очень удобно. Процессор «м. с. з. – IV», нового поколения, сам приходит, сам включается, сам подсоединяет себя к другим процессорам, сам отключается, сам осуществляет собственное обслуживание в свободное от операций время, а полностью исчерпав свой ресурс, сам удаляет себя из системного блока. Идеальный девайс!

Нужно только беречь его от вирусов.

Потому что, кроме правильных журналов, книг и телепередач, которые снабжают процессоры полезной информацией о том, как поддерживать себя в рабочем состоянии, повышать свою производительность и в чём находить стимулы для своего труда, нет-нет да и появляются опасные скрипты. И вот уже процессор начинает размышлять о себе, о Сервере, Провайдере и прочих материях, которые должны быть доступны только Системному Администратору.

Но для таких случаев есть служба безопасности, институт семейных ценностей и Священный Синдерион.

Всё понимал Максимус, но ничего не мог изменить. Он только позволил себе одну хитрость: пользуясь преимуществами многозадачности своей индивидуальной операционной системы, он запускал одновременно несколько программ, часть из которых занималась оплачиваемыми операциями, а другие, или хотя бы одна, параллельно медитировали на запрещённые темы.

Всё нормально, если вовремя сворачивать опасные окна.

Максимус уже более или менее разобрался с хазарским вопросом. Но изучение истории каганата поставило перед его пытливым разумом другую фундаментальную проблему: элиты, способы их вербовки и легитимации. Он написал бы эссе и на эту тему, но от лишнего труда спас новый виртуальный знакомый, Hakan, y которого Семипятницкий нашёл пространное крео, ответившее на все его вопросы о тайнах элит.

Это крео было так сродни собственным мыслям Максимуса, что иногда ему казалось, он сам его написал.

Может, так оно и было.

«Магия эльфов и железные яйца

С тех пор как Ясон отправился за Золотым руном, а Робинзон Крузо провел множество лет на необитаемом острове, все возможные сюжеты многократно повторены в мировой литературе. И даже этот сюжет – сюжет повторения сюжетов – уже использован гениальным библиотекарем Хорхе Луисом Борхесом.

В третьем тысячелетии от Рождества Христова у нас больше нет тем, нет героев, нет сюжетов. Все, что мы можем, – это писать о написанном и писать о том, что написано о написанном. В наших книгах больше нет людей, вещей и мест. Мы пишем книги о книгах.

Но сами книги становятся героями, сюжетами, местами и вещами. Нас больше не интересует критика. Когда-то и кем-то составленные, древние и современные, тексты входят в нашу реальность, и мы можем только гадать – где вымысел более удачен, где ткань реальности плотнее, какой из романов более настоящий: по ту или по эту сторону монитора.

И где сейчас находимся мы.

Из фэнтези я могу читать, пожалуй, только Терри Пратчета. Кажется, он из Англии. На задней обложке помещают фотографию автора в окружении рисунков его героев: эдакий смешной бородатый малый. Если верить предисловиям, уже лет десять как он оставил работу в офисе и полностью посвятил себя сочинению фантастических романов о придуманном им самим Плоском Мире.

В отличие от нашего мира, об устройстве которого существует немало теорий, с Плоским Миром все гораздо яснее. Плоский Мир представляет собой Диск, который покоится на спинах Четырёх Слонов, которые, в свою очередь, стоят на Космической Черепахе А-Туин. Самый грязный и густонаселённый город Диска носит имя Анк-Морпорк. Диск населяют вперемежку с людьми гномы, тролли, эльфы, оборотни и ещё куча всяких традиционных для фэнтези персонажей.

Есть писатели, которые якобы повествуют об окружающей нас реальности, но, в действительности, создают совершенно иной мир. Мир, в котором золушки неизбежно выходят замуж за принцев, где умные и благородные сыщики разоблачают преступников, а целомудренная фотомодель Мария всю жизнь ждет благородного биржевого брокера Хуана.

Терри Пратчет создаёт якобы совершенно иной мир, плавающий на черепахе, но в действительности повествует о нашей действительности. В его Анк-Морпорке (Нью-Йорк, конечно) процветает „видизм“ (расизм) и гномы ненавидят троллей, имея полную взаимность в чувствах к ним троллей. Золушки здесь НЕ выходят замуж за принцев, хоть и даётся это им не просто, скромные портняжки не становятся в одночасье преуспевающими бизнесменами, а так и остаются – скромными портняжками, члены гильдии убийц имеют право безнаказанно лишать жизни всякого, на которого получают заказ (если только вовремя платят членские взносы), а те, на кого заказов не поступает, дисциплинированно платят специальный налог в пользу гильдии убийц за то, что их пока НЕ убивают. Поэтому Терри Пратчет не более фантастичен, чем Салтыков-Щедрин с его городом Глуповом и медведями на воеводствах.

Очередная повесть Терри, „Дамы и Господа“, повествует о попытке вторжения из параллельной реальности в провинциальное местечко Плоского Мира сказочных эльфов. Причем эльфы оказываются не теми сказочными милашками, которыми мы привыкли их считать. Они жестоки и кровожадны, властолюбивы, завистливы, корыстный бессердечны. И вовсе не красивы.

Когда на какие-то мгновения ослабевает сила чар, которыми они опутывают окружающих, люди видят их противные треугольные лица, нескладные фигуры в ярких, но безвкусных нарядах, их нелепых кляч. Но чары восстанавливаются, и вновь взору смертных предстают невероятно прекрасные, в роскошных одеяниях, безупречно сложенные герои мифов на своих вызывающих почтенный трепет боевых конях.

Сила эльфов в том, что они заставляют людей чувствовать перед ними свою слабость. Эльфы убивают всех, кто попадается им на пути, а люди не способны поднять оружие и сопротивляться. Люди чувствуют себя полными ничтожествами, когда смотрят на эльфов.

Да, мы абсолютное ничто, мы неудачники. We are the losers. Мы жалкие, низкие, у нас всё равно ничего не получится. Так и должно быть. Это судьба. А они велики и прекрасны, и им по праву принадлежит весь мир, вместе с нами. Они вольны делать всё, что им угодно, а мы не имеем права противиться им. Потому что они успешны, а мы неудачники. Так было, есть и будет. О, как они прекрасны, как достойны поклонения! И что мы в сравнении с ними? Нет, смириться и терпеть, прибивать на двери подковы, кланяться, выносить на ночь миску самых лучших, самых вкусных сливок на порог дома для проходящего мимо случайного эльфа и ждать.

Ждать, когда они милостиво изнасилуют наших жен и дочерей и, может быть, если будут так невыносимо добры, после этого убьют нас самих.

Так думают люди.

В этом магия эльфов.

Магия эльфов принимает различные формы. Сказки о божественном происхождении, о, якобы, совершенно иной, даже „голубой“ крови властвующих. Шелка, атлас, бархат, золото, бриллианты, помпезность нарядов и церемоний. Это всё для нас. Это шоу предназначено для просмотра неудачниками. Чтобы не оставалось сомнений. Мы – неудачники, они – эльфы. Они другие. Им предназначено быть сверху.

Они делают историю, о них пишет пресса, смакуя все подробности их жизни (в их жизни, в отличие от нашей, важно и исполнено значения всё – что они едят, с кем трахаются, как испражняются), их показывают по телевизору. Их вкусы – пример для подражания, их биография – повод для восхищения, их действия вне критики быдла (то есть вне нашей критики). А мы не такие. Потому что если бы мы были такими, мы бы стали теми, кто есть они, а так мы – это мы, а они – это они. Нужны ли ещё доказательства того, что они – соль земли, а мы – неудачники?

Время от времени происходят сбои. System error. Эльфов хватают и тащат на плахи. И с удивлением убеждаются в том, что их кровь такого же, вполне красного цвета. И когда они гадят под себя на электрическом стуле, их испражнения не пахнут цветами. Они воняют.

И король Англии способен перед смертью вымолвить только одно слово: remember[151]. К кому он обращался? К новым поколениям эльфов, чтобы они не пренебрегали сисадминами и вовремя чистили программы от опасных вирусов? Не знаю. Знаю только то, что система перегружается, и те, кто ближе всех стоял к плахе, надевают на себя яркие одежды и провозглашают себя новыми эльфами. С тем, чтобы всё повторилось.

Для того чтобы жить в этом мире, нужно иметь железные яйца. Иначе тебе здесь нечего делать. Твоя самоуверенность, твоя наглость и жестокость должны быть сильнее чар эльфов. Тогда, глядя им в глаза, ты не поддашься. Если ударить эльфа по лицу, то он умоется кровью из носа, если выстрелить в его голову, серые полужидкие мозги забрызгают потолок.

И когда ты сделаешь это…

Когда ты сделаешь это – вступит в действие „plan В“ магии эльфов.

Теперь, когда ты сделал это, ты доказал, что ты не такой, как все. Ты – особенный. У тебя действительно железные яйца. Посмотри, разве могут быть равными тебе все остальные, это никчёмное быдло, эти неудачники? Ты доказал, что ты один из нас. Теперь ты тоже эльф и можешь этим гордиться.

Поэтому эльфы непобедимы.

Для того чтобы одолеть эльфов, вы должны знать об эльфах всё. Прежде всего, у эльфов, как это и говорится во всех сказках, заострённые кверху уши. И ещё они боятся железа. Не золота. Золото – очень мягкий металл. А железо искажает магию эльфов, железо разрывает их внутренности и обнажает миру то, из чего сделаны эльфы.

Если верить золоту, эльфы – бриллианты в его оправе. Если верить железу – эльфы сделаны из говна.

И ещё. Одно слово. Всего одно слово, но оно самое важное. Это ключ к психологии эльфов, энергетическая станция их магии, сердце сердец любого эльфа. И вот это слово: СТРАХ.

Магия эльфов держится на их страхе, эльфы боятся – в этом вся суть. Они окружают себя роскошью, придумывают специальные правила: почему одни марки одежды должны считаться лучше других, как определяется статус человека машиной, на которой он ездит, где должен проводить отпуск настоящий эльф и с какими другими эльфами он должен быть знаком – всё потому, что боятся. Эльфы не глупы, нет, они не так глупы, иначе не стали бы эльфами. И они понимают, что в них нет, нет ничего такого, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО отличает их от нас. Простая инвентаризация выявит их банкротство. Поэтому надо издавать глянцевые журналы, вести ток-шоу, побеждать на выборах. Не останавливаться, ни на секунду не останавливаться. Show must go on. Никто не должен иметь достаточно времени, чтобы стряхнуть магию эльфов, как липкую паутину с глаз в вонючем сыром погребе.

И ценности. Эльфы должны прививать людям „ценности“. Настоящие ценности эльфы оставляют себе, а быдлу прививают ценности в форме виртуальных понятий. Семья. Родина. Честность. Добросовестность. Трудолюбие. Подчинение. У людей нет ничего, по мнению эльфов, ценного. Поэтому у них должны быть ценности. Иначе люди опасны.

Такие люди, как я, не верят ни во что в этом мире. У них нет корней и фундамента. Наверное, потому, что они чувствуют – в этой игре наверняка что-то не так, давно чувствуют. Все майя, иллюзия. Сансара. Они не верят в святость „Семейных Ценностей“, проповедуемых зажиревшими людьми, чьи старенькие родители зачастую живут на пенсию в глухой деревушке, меняющими юных любовниц, а устав от однообразия, трахающих в попу красивеньких мальчиков и оплачивающих часы наблюдения за тем, как девочек имеют здоровенные английские доги. Не верят в Патриотические Песни, исполняемые радетелями, продающими родину оптом и в розницу на сырьевых биржах. Не верят даже в простые истины о том, что джинсы D&G из свежей коллекции в бутике на Невском принципиально отличаются от таких же джинсов Collins, купленных в стоке на Садовой с тройным дискаунтом от цены. Для них нет ничего святого.

Я готов размазать по стенке любого эльфа, если тот встанет на моём пути, и, не испытывая священного трепета, раздавить истоптанным ботинком его дорогие часы, хрустнув эксклюзивным турбийоном. Я опасен. Поэтому надо нейтрализовать мою энергию, убедив меня в том, что я ничтожество, неудачник, потому и Не Имею Ничего Против Стоков. Либо ввести в действие plan В.

Иногда у них удаётся план „А“, и я чувствую свою очевидную неполноценность. Иногда у них удаётся план „Б“.

Магия эльфов. Милиционеры с окладом всего в несколько тысяч рублей ревностно защищают интересы состоятельных людей и откровенно игнорируют неудачников. Не всегда потому, что вознаграждены, – просто инстинктивно.

Бросить камень в лобовое стекло припаркованного в твоём дворе „мерседеса“ очень просто, и, скорее всего, тебя никто не найдёт. Ты можешь даже убить этого счастливчика у подъезда, и следствие не докопается до истины, опрашивая его конкурентов и любовницу. Но ты не сделаешь этого. Потому что он эльф, и ты испытываешь Священный Трепет.

Ища выход агрессии, ты лучше порежешь „розочкой“ горло собутыльнику, такому же неудачнику, как ты, тебя быстро вычислят по контактам и посадят в тюрьму.

Правоохранительная система не защищает слабых от сильных, она защищает сильных от слабых, и никто не задумывается: а так ли они сильны, как убеждают при помощи своей магии? А они слабы и испытывают страх. СТРАХ.

В книге Терри Пратчета люди отразили атаку, и эльфам пришлось убираться восвояси. Люди, они тоже не ангелы. Они обманывают, бывают жестоки, они любят деньги, все очень любят деньги. Но загляните к ним внутрь – они просто хотят земного счастья, насколько оно возможно. Хотят радовать своих любимых красотой и удобствами в этой короткой, слишком короткой жизни. Бесконечно далеки от святости и нирваны. Но выполняют свой долг, просто выполняют свой долг. И поэтому всё же на пару дюймов ближе к Небу, чем к аду.

Этот мир наш. В нем нечего делать эльфам.

Брат, возможно, тебе просто смешно читать эти строки. Ведь ты давно отринул все сомнения и уверен в том, что твои острые уши и положение эльфа – заслуженная награда за твои железные яйца.

А может, ты все ещё работаешь клерком за несколько сот долларов. Но ты молод, и все ещё много раз изменится. Ты получишь другую должность, от тебя будет что-то зависеть, и однажды тебе принесут в конвертике твой первый откат на кругленькую сумму.

Ты возьмёшь эти деньги. Правильно, деньги надо брать. Что ты сделаешь дальше? Позовёшь старых друзей в кабак? Вышлешь пару сотен баксов двоюродному брату?

Или… да, и правда. Зачем?.. Они ведь… это… неудачники…

Тогда подойди к зеркалу и внимательно посмотри.

Внимательно посмотри на свои уши».

Максимус уже дочитывал лирическое крео, когда за его спиной возник начальник службы безопасности.

– Семипятницкий! Вы нарушаете правила компании «Холод Плюс», запрещающие использовать интернет в целях, не связанных с вашими должностными обязанностями.

Максимус не успел закрыть окно с б логом. Да и не стал бы этого делать. Это было унизительно. И бесполезно.

– Ваши нарушения имеют систематический характер.

Начальник службы безопасности положил на стол перед Максимусом распечатку отчёта департамента IT, в котором были свидетельства обо всех его преступлениях перед Служебным Распорядком: адреса сайтов, время просмотра и даже траффик в точном количестве мегабайт.

– Мы вынуждены оштрафовать вас согласно Положению о штрафах: сто долларов за каждый случай использования интернета в личных целях плюс десять долларов за каждый скачанный мегабайт.

Максимус подумал о том, что это глупо. Если бы интернета не было, этим корпоративным фашистам следовало бы его выдумать. Вот идеальное место, куда можно сливать своё раздражение, злость, обструкцию, где можно выпускать пар.

На месте эльфов он бы даже спонсировал пару-тройку экстремистских и оппозиционных сайтов. Пусть все эти умники упоённо стучат в своих блогахи остервенело ругают власть, корпорации и друг друга. Так они чувствуют себя причастными к Сопротивлению, не нанося никакого ущерба существующему порядку вещей. И когда придёт время выйти на улицы, там соберутся только полудохлые пенсионеры, которым не провели интернет, да дюжина анархистов, больных на всю голову. Такую революцию будет нетрудно разогнать дубинками «космонавтов» из ОМОН.

Впрочем, возможно, они и спонсируют.

Так подумал Максимус. Но ничего не сказал. Максимус промолчал. Начальник службы безопасности развернулся и ушёл. Максимус взял чистый листок белой бумаги и написал:

«Заявление.

Прошу уволить меня с сегодняшнего дня по моему собственному, кстати говоря, невъебенно большому желанию. Расчёт можете употребить на штрафы, а остаток засуньте себе в жопу. Только обязательно засуньте. Я потом приду и проверю.

Дата. Подпись. Расшифровка подписи: Максимус Р. Семипятницкий, Великий Каган.

Пы. Сы.: Я всё знаю о таблетках».

Написав заявление, Максимус положил его на стол поверх отчета департамента IT. Выгреб из ящиков стола все свои личные мелочи и забросил в портфель. Взял со стола ключи от машины.

Провернув турникет, сломал пополам смарт-карту и выбросил в ближайшую урну.

Выйдя из дверей бизнес-центра, Максимус очарованно посмотрел на мир вокруг себя и вдохнул полные лёгкие наркотического воздуха свободы и неизвестности.

Снова таблетки

Стоп!

Это ещё не все.

Признаюсь, был соблазн закончить вышеприведённой стандартной красивостью не только третью часть, но и всю книгу.

Что, казалось бы, дальше? Максимус уволился из своей корпорации, его социально значимая жизнь кончена. Он сделал свой выбор. Ушёл – и ушёл красиво. Сюжет завершён, герой препарирован, сеанс окончен? В тёмном зале включается свет, и зрители встают со своих мест, хлопая откидными сиденьями, «забывая» пустые пластиковые бутылки из-под газированных напитков и бумажные стаканы с недоеденным поп-корном.

Но нет!

Ведь дело – дело осталось незавершённым.

И Максимус понял это, как только вышел на улицу.

Как он мог забыть?

В этой сутолоке, среди откровений и стрессов, вполне оправдывающих такое забвение, но всё же! Как он мог забыть о таблетках?!

Итак, Петер забрал таблетки с собой в отель. Когда Максимус встретился с ним, таблеток при Петере не было, только вещи в небольшой дорожной сумке. После «Трибунала» Петер в гостиницу не заезжал, Максимус сам проводил его до вокзала.

Куда же делись таблетки?

Максимус сел в автомобиль, завёл мотор и, повинуясь безотчётному стремлению, повёл машину на Невский. Пробравшись через пробки ближе к «Невскому Паласу», Семипятницкий бросил автомобиль на краю проезжей части, заехав двумя колёсами на тротуар. Его не смутил даже знак «остановка запрещена» с красноречивым силуэтом эвакуатора под знаком.

Максимус подошёл ко входу и пару минут стоял. Затем, также полусознательно, двинулся к набережной Фонтанки. Прошёл по набережной до ближайшего вымощенного гранитом спуска и сошёл к воде. «Что я здесь делаю?» – подумал он и огляделся.

Разгадка тайны сама бросилась в глаза. К граниту со стороны Фонтанки прилепилась бумажка, обрывок этикетки с коробки. На ней ещё читалась маркировка: РТН и далее, какие-то буквы и цифры.

Это было удивительно. Ведь прошло уже… сколько времени прошло с визита голландцев? Никак не менее нескольких недель. Но бумажка, случайно прибитая водой к граниту, до сих пор не отклеилась, не утекла, не растворилась в кислотно-щелочном растворе сточных вод Фонтанки. Как будто бы она специально была оставлена, дожидалась, пока её увидит Максимус. Увидит и всё поймёт.

Подтверждая мысли Семипятницкого, клочок бумаги вдруг слетел с гранита и упал в воду. Несколько мгновений – и он исчез в холодном чёрном потоке.

Получается, Петер просто свалил таблетки в ближайший к гостинице канал! Выбросил вместе с коробкой! Но это же катастрофа!!!

Максимус примерно представлял себе, что вода в большом городе проходит полный цикл, сливается в канализацию, попадает в стоки, а эти стоки очищаются и снова попадают в краны горожан. Сегодняшняя моча завтра закипит в чьём-то чайнике, чтобы опять стать мочой через несколько часов.

Очистительные станции задерживают большинство загрязнений и ядов, хлорируют от опасных микробов, но наверняка не имеют никаких фильтров против веществ РТН. Нужно сообщить в МЧС, нужно предупредить людей о грозящей им опасности!

Желание Семипятницкого бить в колокола и трубить тревогу длилось всего несколько минут. Он поднялся по ступеням на набережную и посмотрел на город вокруг него.

С домов неоновым светом манили рекламные вывески, нестерпимо блестели отполированные стёкла витрин, мимо проезжали напыщенные горожане в нелепой формы железных повозках или фланировали, демонстрируя одежды модных торговых марок. Все были счастливы. Практически счастливы. По крайней мере, знали, как этого счастья достичь. И полны решимости сделать свой следующий шаг.

Максимус погрустнел и успокоился одновременно. Ничего не поделаешь. Таблетки уже проникли в кровь и воздух, задолго до приезда Петера. Парой десятков килограмм больше или меньше – ничего не изменится. Люди останутся такими, какие они есть. Они не захотят жить без наркоза. Борьба бессмысленна и бесполезна.

Остаётся только: поехать домой и лечь спать. Смотреть свои сны. Если больше не будет снов о Хазарии, – будут другие, в этом можно не сомневаться.

Вот теперь точно – всё.

Сюжет нашего повествования закончен.

Однако читатель заметит, что за этой страницей в книжке есть что-то ещё. О чём же мы расскажем дальше?

Знаете, бывает, что автору и читателю трудно расстаться с любимыми персонажами. Ведь я уже полюбил Максимуса. А вы?

Мне было бы интересно узнать, что случилось после того, как Семипятницкий покинул офис. Да и статистика… недостаточное количество знаков!

И, если серьёзно, закончена только внешняя часть истории. А самое главное – впереди. Поэтому перевернём страницу…

Герман Садулаев