Главная | Главная тема | 

Тайна деревенской атлантиды

Демографическая тема, о которой столь подробно, аналитично и проблемно говорится в статьях А.Потемкина, К.Кокшеневой, З.Прилепина, имеет, на мой взгляд, конкретное деревенское «ответвление». Хочу вкратце высказаться именно по деревенскому сюжету, ведь именно деревня во все предыдущие эпохи поставляла государству российскому в изобилии живые и «мертвые» списочные души.

Резкое ухудшение российской демографии, действительно, произошло в результате исчезновения древних крестьянских родов. Селяне вынуждены были жить сообща, роднёй. Они защищали друг друга в миру, помогали друг другу строиться, работать на земле и т.д. Были роды богаче или беднее, некоторые роды крестьянствовали из поколения в поколение, другие переходили в иные социальные сословия.

Род как р о й -- как принцип самоорганизации сельских людей, основа выживания деревни во все предыдущие времена.

Роды, как мне помнится, существовали до середины 50-х. И после войны они еще были. Например, мой отец был седьмым в семье колхозника. Четверо его братьев и сестер и сестер умерли. Условия выживания рода – по необходимости большая непрерывная рождаемость, род таким естественным путем побеждал и отрицал смерть.

Мой отец был на фронте танкистом, затем после ранения шофером, вернулся из Берлина домой, женился, родня помогла ему построить дом (в нем и я теперь доживаю свой век), родня сообща выживала в голод 46-го, умерла лишь сестра моего отца – двенадцатилетняя Лиза.

Каждый род имел прозвище. Наш род прозывался «Горшки», видимо, основатель рода был горшечником, я до сих пор нахожу на огородных грядках глиняные, покрытые глазурью черепки посуды...

Хуже всего было быть безродным. Безродный – сирота среди прочих родов, поневоле индивидуалист, которому трудно было найти свою социальную нишу.

Без отдельных крестьянских родов нет крепкого здорового народа, исчезает биологическая подпитка нации, земли пустеют, на эти земли приезжают жить люди из других стран… Так было везде во все времена. Старый больной народ вымирает а приезжий молодой и здоровый народ остается жить на опустевшей бесхозной земле. Какая уж тут «ассимиляция»…

Увы, в современной России практически уже нет деревни в традиционном смысле слова. Остались крупные сельские поселения, в которых есть свои администрации, клубы, библиотеки, школы.

А ведь была некогда думающая, затаенная, иррациональная в хорошем смысле слова деревня, духовная основа нации, от нее шла подпитка всех важных государственных дел, будь то война или строительство городов.

Теперь маленьких деревень нет, отдаленные просторы страны пустеют, я записываю в блокнот реликтовые слова, иногда разговариваю с ворчливыми стариками.

Признаюсь, я сам не знаю, в чем конкретно заключалась эта таинственная духовная «подпитка», приходившая и в поздние времена к городским и мастеровым людям из глухоманной деревни... Возможно, это была мысль о том, что там, в деревне, живут пахари и воины, и потому Россия никогда не будет побеждена. Но деревенская огромная Россия ушла, русская Атлантида исчезла, ушел из нее навсегда деревенский всепрощающий, и в то же время строго судящий дух.

Возможно, я преувеличиваю значение старой деревни. Но теперь ее нет, и без нее на душе тоска.

Некоторые «бывшие деревенские» ни капельки не жалеют ту ушедшую деревню «с покосившимися домиками и без элементарных удобств». Да, была солидная доля романтики в произведениях «деревенщиков», они любовались ею, порой преувеличивая ее внешние атрибуты, говор, быт, уклад деревни казался им идеальным. Но духа деревни, животворящей национальной ее силы до сих пор многие это не осознают… Как будто и не было на свете деревни, «родины человеков» по А.Платонову.

В каждой деревне верховодил р о д , союз нескольких семей, скрепленных узами родства. А в больших поселениях выделялись как правило даже несколько родов, соединенных общей историй, общими преданиями. Деревенские люди помогали своим родичам, каждый деревенский человек знал, что его помнят и любят на родине, если конечно, он ничем не провинился в своем краю.

По хибарам, крытым соломой, когда зимовали в одной хате вместе со скотиной, когда топили печку коровьим пометом, сожаления нет. Но по таинственному историческому закону в этих хибарах ребятишек была куча по лавкам и печкам.

В поздние советские времена появились укрупненные села с клубами и библиотеками, газом в домах и канализацией.

Однако что-то в а ж н о е, воистину общенародное, потерялось в этих селах, разбавленных новыми людьми, приехавшими из бывших советских республик. Мало стало ребятишек, начали пустеть просторные светлые школы…

В наше время уцелели последняя демографическая точка – обычная семья из трех, иногда чуть больше человек. Современные молодые семьи зачастую "скреплены" гражданским браком, и рассыпаются при малейшем жизненном испытании. Родственники общаются редко, помогают только самым близким людям в случае крайней необходимости.

Вот если бы старинный русский дух р о д с т в а перешел бы каким либо волшебным образом в города и укрупненные села с газом и библиотеками, то и современный исторический путь страны мог бы стать совсем другим.

Весь мой некогда обширный род сузился до размеров конкретной семьи, ген моего большого «горшечного» рода живет лишь в моем воображении. Пытаюсь понять, почему рассыпались, увяли старые деревенские роды, какую роль в этом сыграли революция, войны, стройки, целина, расширяющиеся города… Нет ответа! И странная тоска временами одолевает меня: что-то древнее, исконно м о ё напоминает мне о каком-то невыполненном родовом долге…

Вопросы, поднятые в статьях А.Потемкина, К.Кокшеневой, З.Прилепина не должны оставить равнодушными читателя, мне кажется, что популярная фраза «возрождение генофонда страны» со временем найдет свою расшифровку в новых трудах философов, социологов, политиков, эта тема должна волновать всех думающих людей страны.

В заключение хочу привести отрывок из записей в моем журналистом блокноте, сделанных лет пять назад.

ФРАГМЕНТ ДОКЛАДА УЧАСТКОВОГО УПОЛНОМОЧЕННОГО МИЛИЦИИ:

Участковый стоит за трибуной сельского клуба, выступает перед жителями села, информируя их об итогах своей работы. Фраза о жителе бывшей братской республики:

«Этот эмигрантец не хочет регистрироваться, не мог даже к нему в дом зайти, большая собака во двор не пустила…».

О нарушителях порядка: "Хто дебеширит, того обещаю выдверение".

О популярных напитках:

"Самогон еще может быть как-нибудь и годен для пития, однако некоторые граждане продолжают употреблять "Максимку", "Аленку", «Чебурашку» и т.д.»

Завершает участковый свой доклад с казенным и важным оттенком в голосе, перечисляя я разнообразные сельские происшествия, по которым он принял меры:

"Гражданин Н. утонул в воду…", «Произошло погрызение коз гражданки А., собаками принадлежащих гражданину Б.».

Этот местный Анискин как мог боролся с нарушениями паспортного режима, с самопальной водкой, которой травились местные мужики, возвращал старушкам пропавшую скотину.

Неужто он, этот Анискин, последний форпост в неравной борьбе за остатки русского деревенского порядка?

Александр Титов


Комментарии:

11-08-09 16:33 Наталья
И всё-таки, Александр, организацию советского хозяйства на селе я считаю наименьшим из зол. Я тоже прожила на селе немалую часть своей жизни. Это был совхоз-миллионер Верхне-Обский Алтайского края. Помню замечательную молочную ферму, свиноматочную. Почти у каждого было своё небольшое и необременительное подсобное хозяйство. Во времена голодного застоя мы, сельские жители, были сытыми и благополучными. На селе кипела жизнь, в том числе и культурная. Мы с ныне покойным Михаилом Евдокимовым не покидали сцену сельского клуба, на которой и началась в дальнейшем карьера народного артиста. Сегодня даже трудно представить себе, что в каком-нибудь захолустном селе зародится и пробьёт себе дорогу талант. А колхозы-миллионеры Кубани, в которых я побывала со студенческими стройотрядами? Это же был рай на земле. Как можно этого не помнить и оплакивать какую-то патриархальную дореволюционную деревню? Ответить
11-08-10 13:08 Александр Титов
Уважаемая Наталья! Я не оплакиваю дореволюционную деревню, она и советская-то до самых 50-х был нищая, я сам родился в доме под соломенной крышей, лет до семи питался картошкой да квашеной капустой, плюс рыбий жир, иногда соленая треска, мать сама пекла черный хлеб в русской печи... В своей статье я пытался понять феномен высокой деревенской рождаемости, деревенский народ являлся главной движущей силой государства Российского. Почему-то при более благоприятных условиях позднего социализма рождаемость на селе резко упала, молодежь сельская уехала строить Магнитки, Бамы и т.д. Да, поздняя советская деревня (укрупненное село) стала более комфортабельной, плюс ДК, хорошая библиотека, газификация, хотя труд доярки, скотника, пастуха был также тяжел и без выходных... А самодеятельность и у нас во все времена была неплохая, таланты были, только не всем повезло выбиться в большие артисты, об одном таком гении любительской сцены я даже сочинил рассказ... И подсобное хозяйство. Каждый год сажаем картошку, боремся за нее, тяпаем, морим колорадских жуков... Ощущение неизбывное, уже въевшееся в кровь, вошедшее в гены, истинно крестьянское ощущение -- вдруг в мире что-то случится вроде войны или голода, а у нашей семьи будет картошка, мы спасемся... Патриархальная деревня жила тяжело (рассказы Толстого, Чехова, Успенского, Платонова), но были дети, много детей, и, несмотря на все социальные потрясения эти дети выросли и превратили страну в индустриальную державу... А где нынешние дети, почему их мало? Вот уедут дачники, и на сельской улице целый год не будет слышно детских голосов. Ответить
11-08-10 17:59 Наталья
И всё-таки в советское время школы и детсады были наполнены даже на селе. Мы ведь с Вами росли в окружении многочисленных сверстников. А какой был бэби-бум на упомянутом Вами БАМе, несмотря на то, что жили мы в пятидесятиградусный мороз в вагончиках, бараках, и наши дети делали свои первые шаги по заиндевевшему полу. В сегодняшних россиянах полностью утрачено влечение к жизни, подавлен инстинкт размножения. Нацию подспудно ориентируют на самоисстребление, и это для всех очевидно. Но это уже совсем другая история, имеющая лишь косвенное отношение к урбанизации. Ответить
11-08-10 22:39 Александр Титов
Таких как я много нарожали после войны, был, как говорят социологи, бум рождаемости,после Победы легче верилось в новое справедливое общество, которое мы должны были построить... Ни мороза ни жары не боялись, лечились припарками да растирками, до антибиотиков редко дело доходило, хотя пенициллин уж был изобретен... Я, Наталья не могу понять феномена большой рождаемости -- ведь он, этот феномен, не связан ни с богатством, ни с комфортом... Что-то внутри народа должно произойти, чтобы изменилось нечто в сознании миллионов людей, чтобы они осознали себя нацией, которой нужны дети... Ответить
11-08-11 09:26 Наталья
Всё так. Только внутри народа вряд ли что-то само собой произойдёт. Перед ним необходимо поставить цель, пусть и недостижимую, но благородную. Идеал на то и дан, чтобы, то приближаясь, то отдаляясь вновь, указывать вектор движения. И нужен вождь. Не продукт выборных технологий - вождь. Который посылается народу с самого-самого верха. Значит, пока ещё не испили чашу до дна. Ответить
11-08-16 20:57 Алексей Зырянов
"...Я <...> не могу понять феномена большой рождаемости -- ведь он <...> не связан ни с богатством, ни с комфортом... Что-то внутри народа должно произойти..." - Александр, да как же это не понять!? СОЦИАЛИЗМЬ. Государство думало о народе: бесплатное тебе лечение после тяжких трудов, бесплатно твоему ребёнку детский сад по месту жительства, бесплатно им учёба в ЛЮБОЙ школе, бесплатно детям мороженое в лагерях отдыха, бабам цветы на женский день; работа всегда найдётся в СССР: кто не работает, тот не ест, как вы помните. "...чтобы изменилось нечто в сознании миллионов людей, чтобы они осознали себя нацией, которой нужны дети..." - Ну, у женщин (у большинства всё-таки) "хотение" быть матерью всегда присутствует. Из мира моего окружения преследуют меня факты того, что даже малолетние девочки безрассудно "лезут" в материнство, когда НИКАКОГО просвета в будущем нет, а есть лишь ЖЕЛАНИЕ. Нет, не желание просто побыстрее уже потр....ся, а на самом деле - прямо-таки "прёт" их на ЭТО дело, лишь бы "крохотулечку в руках своих держать, да заласкать её". И никакие предостережения не отвернут от желания иметь детей, никакой брезгливости: сама его (ребёночка) буду мыть, убирать за ним и кормить его.... лишь бы улыбку его видеть. А вообще, я тут вспомнил американские такие городишки, в которых, знаете, одно-двухэтажные частные домики, почти (даже не почти) особняки в понимании русских людей. Именно они-то, как я вижу сам, и есть та альтернатива "удобствам во дворе". Согласитесь, уклад жизни там именно такой, как у нас в "лучших" деревнях: добрососедские отношения, взаимопомощь, а главное - комфорт, которого был лишён деревенский уклад России. У нас, в Тюмени, кстати надо сказать, есть не так давно образовавшийся микрорайон "Молодёжный" в стороне от объездной трассы, и он (этот м-он "Молодёжный") состоит как раз-таки из двухэтажных домиков, БЛАГОУСТРОЕННЫХ. Там в основном-то и живут молодые жених да невеста. у нас и помощь молодым семья есть как раз под такие вот участки льготные, чтобы молодая семья жила в таком экологическом районе. Хоть и чуточку отдалено от центра, но всё же - чуть экономнее выходит для СВОЕГО ДОМА. Тюменские власти неоднократно популяризируют программу по заселению таких микрорайончиков с частными домиками. Ответить
11-08-17 12:30 Александр Титов
Вы, Алексей, написали о коттеджах для молодых семей. Это, наверное, самый верный путь социальной политики сегодня – предоставить каждой молодой семье жилье. При позднем социализме рожали все-таки также мало – один, два ребенка на семью, несмотря на доступные детсады и дешевые тарифы ЖКХ. Однако сегодняшние семьи непрочны, они не сразу создаются, некоторое время молодые пары живут гражданским браком, «присматриваются» друг к другу, затем уже играют свадьбу или просто регистрируют брак в загсе. Ну, допустим, создалась современная семья. И опять один-два, самое большое – три ребенка, большее количество «едоков» современной семье поднять трудно. А крестьянка даже после революции 17-го рожала ежегодно (А.Платонов «Чевенгур»), жили в нищете, голодали, мерзли, а детей целый выводок... Крестьянки жали рожь серпом, а ребенок лежал под деревом в тени, второго грудничка мать во время работы приматывала пеленкой к спине, (кажется, подобные сцены изображены на картинах Васнецова, Шишкина и некоторых других художников). В этом феномене беспрерывной рождаемости и заключается, на мой взгляд, загадка русской демографии старой крестьянской России. Ответить
11-11-06 14:04 Margery
This is way betetr than a brick & mortar establishment. Ответить
11-08-17 18:41 Алексей Зырянов
"...В этом феномене беспрерывной рождаемости и заключается, на мой взгляд, загадка русской демографии старой крестьянской России..." - И вновь я найду объяснение при помощи же современных реалий. Женщина тогда была не эмансипированна, а сейчас - любая, в силу своих способностей, может создать бизнес. А какой тогда бизнес был? Одно дело: засеять огромное поле, вспахать его побыстрее, собрать ВЕСЬ урожай, наколоть на зиму дров, чтобы не замёрзнуть. А ещё волков всяких возле леса шугануть, чтобы коровок-бурёнок не покусали волчары позорные. А кто поможет? Дети. Сыновья да дочки. Нам ведь сейчас не нужны дрова, в поле нам нечего сеять, волки позорные в "органах" служат, к нам не наведываются. Иди и собирай урожай даров земли русской по гипермаркетам и супермаркетам. В общем, сам работай, сам и ешь. Здесь же целый уклад, сформированный по реалиям, а когда эти реалии меняются, то система "выживания" переходит на новые рельсы. Согласитесь, взять бы из того времени дедку да бабку, мужичка да бабу (ну, то бишь женщину, конечно), да посадить их возле телепузера, да научить микроволновкой пользоваться, да как из пакетика гречу готовить, показать где молоко покупать, а где - хлеб. И будут бабки с дедкой свою "никчёмную" жизнь в крестьянской России ругать, а мужичок с женой своей в своё удовольствие: в ресторанах наедятся от пуза, на чёртовом колесе покатаются в парке имени Культуры и Отдыха, в кино пойдут на эротический сеанс, а потом в аптеку сходят за средством надёжным и... пошла-поехала по наклонной наша демография к чертям собачьим. Ответить
11-08-17 21:44 Александр Титов
И я о том же. Если возле "телепузера" сидеть, да еще гречка из пакета, к чему тогда дети, хлопоты с ними разные... По сравнению с тем, как я существовал в детстве, сейчас не жизнь, а комфорт. В 60-х годах, наверное, начался демографический спад. У моих родителей было двое детей: я и моя сестра, в других семьях в ту же эпоху -- также в основном по два ребенка. Я как родитель тоже не преодолел эту планку -- у меня две дочери, один внук... Я, конечно, не "отец-герой", но у некоторых моих ровесников и вовсе по одному ребенку, на этом они остановились. И это в спокойные, уверенные во всём 70-е... Ответить
11-08-20 23:03 александр
подорвали российскую деревню войны. Еще больще подорвала её система хозяйствования на земле, созданная большевиками.Конвульсии умирающей (и переродившейся за последние 50 лет) деревни хорошо были видны в 80-90-е годы.Нормальное последовательное развитие экономики села было прервано коллективизацией, традиции опорочены и порушены мифами о вековой отсталости. Потребности промышленности в сырье до начала полной механизации с.х. (конец 40-х) "перевернули" весь сельский уклад жизни(например, "главным действующим лицом" в растениеводстве стала женщина),что привело к исчезновению большой крестьянской семьи.О реакции деревни на перелом есть хорошие материалы в сводках ВЧК-ГПУ-НКВД. Ответить
11-08-21 02:01 Александр Титов
Да, Александр, верное уточнение. Продрастверстка еще была в первые годы советской власти, она также мало радости принесла деревне, и о войнах Вы упоминаете совершенно справедливо, особенно ударила по деревне Великая Отечественная война, с которой вернулись примерно один из пяти ушедших на нее крестьян. Об этом я написал в своей статье «Реквием по колхозу», опубликованной в «Литературной России» http://www.litrossia.ru/2011/09/06007.html. Мои знания о деревне основаны, в основном, на рассказах стариков, местных жителей. Кое-что из жизни и истории сельчан помню сам, т.к. родился довольно давно, в 1950 году. Наверное, на моем поколении остановился послевоенный бум рождаемости. В семьях моих друзей было всего по два, очень редко по три ребенка. Но не было уже той густой крестьянской массы, которая могла бы заполнить все сферы экономики страны. В моем детстве обыденным стало слово «завербовать». Оно в то время звучало вовсе не конспиративно, крестьянские массы никто в шпионы не вербовал. Райкомы вербовали молодых людей на строительство железной дороги Абакан-Тайшет, на стройку в Сибирь, на строительство очередной Магнитки и т.д.. Моего отца, шофера и механика, уже имевшего двоих детей, завербовали сначала на целину, затем, спустя пару лет, на Камчатку, на рыбзавод. Т.е. в отдаленных уголках страны своих рабочих рук уже стало не хватать. На этом поставлю точку, чтобы не зациклиться на личных воспоминаниях. Ответить
11-08-22 21:09 александр
А личные воспоминания интереснее всего. Готовил публикацию "Реквием по колхознику" (как и у Вас!). В деревне Банищи (Курская обл.) в 60-е было до 7000 жителей (т.е. по сельсовету),сегодня где-то около 1000. Десять лет назад было 1500-1600. В той же ЛР в прошлом году я писал, что в сх у крупных плантаторов сегодня работают гастарбайтеры,рабочих мест для населения не остается.А об оттоке сельской молодежи (в связи со встречей с Борисом Агеевым)в "Венском литераторе -2011") Это был не только вербовка по потребности в рабочих, но и "выпуск пара", т.к. механизация сх начала 50-х и укрупнение колхозов, сделали большую часть рабочих рук на селе избыточными. Овечкин, например, "воспевал" женское звено в растениеводстве до 50-го года.Да и до войны тоже. Все закономерно, село должно было измениться, но без той жестокости, "ломки через колено", что сделали указы Ельцина. А на Камчатке мы с Б.Агеевым были в 70-х практически в одних и тех же местах. О вербовке. Просмотрите газеты 60-х, там тьма "заманивающих" на Дальний Восток писем бывших земляков. Да я сам помню! Чуть было не уехал на Амур. А вот насчет "густоты крестьянской массы". Посмотрите статистику. Крестьянство к 70-м стояло у кормила власти, если по соцпроисхождению вождей посчитать. Да и угробили Союз "комбайнер" Горбачев и "ярославский крестьянин" Яковлев. У крестьянства были очень непростые отношения с советской властью все 70 лет её существования. Ответить
11-11-08 07:04 Carly
Superb information here, ol'e chap; keep brunnig the midnight oil. Ответить

Добавить комментарий: