Главная | Главная тема | 

Почему я - социалист

Теперь есть у наших заводов хозяева, а эффективными они не стали. Разве хозяин думает о своём заводе? Нет, он думает о своей вилле на Кипре. Поэтому он все доходы выводит в оффшоры, а в корпусах хоть трава не расти.

Наверное, это психосоматическое. Политические взгляды тут ни при чём. Политических взглядов у меня, может, и нет совсем. Я, может, даже не против монархии. Хорошо ведь сказано: монархия – это такое государственное устройство при котором по счастливой случайности к власти может придти порядочный человек.

Уже в детском садике я был социалист. Когда ни о какой политике ещё и не знал, даже газет не читал – только романы Дюма.

Время было советское, но нас приучали к закону конкуренции, очень заранее. Была такая игра: воспитательница играла на пианино, мы ходили вокруг стульчиков, когда музыка прекращалась, мы должны были быстро садиться. А стульчиков в кругу было на один меньше, чем играющих. И не успевший занять место выбывал из игры. После чего удаляли ещё один стул и музыка звучала снова.

Я сразу, с первого тайма, садился на стульчик у стенки. По мне, так он был ничем не хуже. А если другие дети так стараются сесть именно на те стульчики, что в кругу – значит, им нужнее.

По той же причине я не сделал карьеры. Продвигался до руководящих позиций, но сидя на кресле к которому устремлены голодные взгляды коллег чувствовал себя неуютно. И легко уступал – если они так стараются, значит, им нужнее.

И это ещё полбеды. Беда в том, что имея даже скромный заработок, я чувствую вину: вот этот кусок хлеба я отнял у другого человека, у которого по моей милости работы нет. И спасаюсь только тем, что говорю себе: так мне тоже нужно! У меня семья. Мне ребёнка надо кормить.

Недавно по телевизору показали американское кино «Замёрзшая из Майями». Там где-то чуть не на Аляске собирались закрыть местный завод по производству сладостей. Потому что объёмы продаж упали. Если бы закрыли – увольнения, а городок маленький, на одном заводе держится, вроде нашего Пикалево. Проклятые корпоративные фашисты. Но приехала блондинка из центрального офиса, влюбилась в простого парня из аварийки, да и вообще влюбилась в эту милую провинцию, диверсифицировала ассортимент и завод спасла. Ура-ура, хэппи-энд.

Только за кадром осталось: не закрыли этот завод – закроют другой. И в другом таком же городке будет безработица. Потому что если покупатели стали больше покупать новых сладостей от блондинки, значит, они других сладостей стали меньше покупать. А если даже стали вообще покупать больше сладостей, тогда меньше овощей – и без работы будут фермеры. Потому что ни желудки, ни кошельки – не безразмерные.

Получается, что при капитализме ни одно решение проблемы не решает проблемы. Только переносит с одного места в другое. И конкуренция – это не двигатель, это тормоз.

Даже если посмотреть в мировом аспекте. Между странами тоже экономическая конкуренция. От того и протекционизм и экспансия. И Россия тоже не хочет отставать. Мы тоже скоро модернизируемся и всех победим.

А бывает ли победа?

Давайте представим, что российская экономика стала самой эффективной, везде одни нанотехнологии и инновации. А Китай отстал. Китай мы победили. Его экономика неэффективна, производство нерентабельно, его товары неконкурентны на мировых рынках. Что же, будет нам счастье?

Прежде всего, в Китае будет гуманитарная катастрофа. Миллиард человек будут безработными и умирающими с голоду. И победившим странам, включая Россию, придётся Китай спонсировать, уже не за дешёвые товары, а просто так давать им и деньги, и еду, и нефть с электричеством. А Китай – это вам не Нигерия, Китай большой. Китай прокормить – пупок развяжется!

А ещё из Китая в Россию хлынет поток иммигрантов. И никакие границы их не остановят. Миллиард голодных китайцев физически невозможно остановить. Так что не пройдёт и года, как весь побеждённый Китай будет под нашими окнами, в наших городах.

Правда в том, что мы все в одной лодке. И если в результате бескомпромиссной конкурентной борьбы нос сильно поднимается вверх над кормой, то лодка переворачивается и все в ней тонут.

Философия конкуренции, лежащая в основе «чистого» капитализма – не конкурентна. Даже корпорации, внутри которых стимулируется безудержный карьеризм, интриганство, соперничество – недолго живут. Долго живут корпорации, которые прокламируют «корпоративный дух», сотрудничество, взаимопомощь. На своём месте ты не отнимаешь средства к жизни у своего коллеги, а помогаешь ему, без твоих функций он не исполнит своих.

Кооперация в конечном итоге и выгоднее, и эффективнее, чем конкуренция. А кооперация – это и есть социализм.

И здесь, как оказалось, у нас большие проблемы. Особенно, в общественной морали. Оказалось, что мы все – ни разу не общинники, а все частники, все капиталисты. В худшем смысле этого слова. И устаревшие догмы о конкуренции и личном успехе в результате хождения по головам пали на благодатную почву и дали всходы – самые уродливые всходы.

У нас если человек всех обокрал, у всех отнял кусок хлеба – так он и молодец, и удалец, и фартовый парень, и успешный человек. Мы его сильно любим и уважаем. Завидуем, хотим стать, как он, только кишка тонка.

А надо бы наоборот. Если человек построил своё благосостояние на горе и нужде других людей, то он не успешный вовсе, а, во-первых, негодяй, во-вторых, дурак. А успешный тот, кто помог другим, и если ему воздалось сторицей – то пусть с чистым сердцем наслаждается и богатством, и уважением.

Таких благодетелей природа рождает редко, поэтому нужен общественный контроль.

Нам говорили: общее – оно вроде как ничьё, поэтому за него никто не болеет. Чтобы экономика была эффективной, надо, чтобы у каждого завода был хозяин.

Оказалось, враки. Теперь есть у наших заводов хозяева, а эффективными они не стали. Разве хозяин думает о своём заводе? Нет, он думает о своей вилле на Кипре. Поэтому он все доходы выводит в оффшоры, а в корпусах хоть трава не расти.

Было бы так, если бы на предприятии был контроль трудового коллектива? Нет. Трудовой коллектив не позволил бы завод разорить, завод трудовому коллективу нужен больше, чем хозяину. Вместо выплат по дивидендам и бонусов управляющим трудовой коллектив постановил бы купить новое оборудование.

Экономике нужны не «хозяева», а специалисты и заинтересованный контроль широкой общественности.

И так везде, в малом и в большом, на фирме и в государстве. Социализм – это не пустой лозунг. Это конкретная программа. Программа, основанная на кооперации и общественном контроле.

При социализме мне будет спокойнее работать, совесть будет чиста. Социализм значит, что свой заработок я не отнял у другого, я поделился своим трудом, внёс свою долю в общее дело, в повышение общего благосостояния.

Нужно забыть либеральные благоглупости за которыми скрывается волчья идеология вражды. Философию нужно менять.

Герман Садулаев


Комментарии:

10-02-15 21:27 Achintya
очень интересно было прочесть! спасибо! Ачинтья Р.д. Ответить
10-02-22 15:13 Олег Леонтьев
солидарен.Написано, вроде,чуть со стёбом,но этим стёбом прикрыто выстраданное желание разобраться,почему же у нас всё хреново,и дать свой рецепт \\\\\\\\\\\\\\\"обустраивания\\\\\\\\\\\\\\\" России. Лично меня подкупает в Вашей позиции опора на здравый разум нашего народа,без всякого поповства,что сейчас маниакально насаждается во всех сферах жизни. Ответить

Добавить комментарий: