Главная | Главная тема | Кому нужен раскол? | 

Вячеслав Лютый

podiem@mail.ru
Я не совсем понимаю, зачем мне в Воронеже, а кому-то, положим, на Дальнем Востоке знать подробности сугубо материальных споров между отдельными писателями и писательскими группами, которые объединены каким-то принципом или интересом. Кто-то построил дачку в Переделкино незаконно, некто моется в баньке не по праву хозяина земли, на которой стоит это гигиеническое строение... Сегодня нам важно говорить о стране и народе, о смысле литературы,о традиции и наследовании важнейщих русских духовных и этических принципов - причем все это заключается в слове, а совсем не в куске сала, который кто-то может доедать под одеялом или, торжествующе,- на показ людям. Как читатель я должен говорить: какая хорошая книга, а автор как будто шельма. Или напротив: говорит правильные вещи и живет честно, а книги его невероятно скучны. Вместо этого мне предлагают посчитаь родинки на теле родной литературы и продемонстрировать ее невымытые ноги и отросшие ногти. Всю эту дрянь я знать не хочу, потому что писатель - это голос собеседника и имя на обложке книги, которую я могу полюбить. Уже в который раз нам пытаются продемонстрировать, что писатель вполне похож на твоего соседа по подъезду. Уж цитировали-цитировали Пушкина, дескать, гадок писатель, но по другому, нежели обычный человек, однако теперь уже "литературная" склока разъедает почвенническое крыло нашей литературы: а что, и почвенники хотят пожить с удовольствием, наподобие жирных либералов. Много говорилось про болезнь народа, искушенного бесчестинем и богатством, про болезнь церкви, разрушаемой клириками, забывшими Бога, вот теперь и писатели стали демонстрировать свои пролежни и шанкры, точнее не свои - соседа по книжной и журнальной странице. Бондаренко совершенно верно формулирует ситуацию: с банькой - в суд, с книгой - к читателю. А если кто-то полагает, что литературные издания читают только соратники по ремеслу, то он человек бесчувственный и не любящий русского человека. А писатель его должен любить, щадить, корить и понуждать к хорошему, тогда как на деле тьма писательского "народа" смотрит на читательскую среду подобно эстрадному кумиру, взирающему на толпу фанатов.Поступок Бондаренко, написавшего эту статью-открытое письмо есть одно из немногих принципиальных деяний нашего писательства в последние годы. Причем, деяние, задающее тон нашему ремеслу, отодвигающее от него грязь и приближающее его к небу.

Добавить комментарий: