Главная | Главная тема | 

Есть ли у литературы дно?

«Долго думал, как быть. Дело в том, что все прочитанное мной не просто плохо, а настолько плохо, что просто руки опускаются. Если ЭТО лучшее из написанного, каково же остальное? Я давно не следил за текущим положением дел, и вот прикоснулся и ужаснулся. Выбирать приходится не лучшее, а наименее омерзительное. Наиболее честно в данной ситуации было бы выйти из состава жюри, предоставив разбираться в данном компосте более опытным ассенизаторам. Я не иронизирую: ситуация на мой взгляд такова, что премию лучше всего было бы просто закрыть» – это изрек в прошлом году член жюри премии «Национальный бестселлер» Илья Стогов и не стал жюрить.

Нечто подобное, ну или по духу схожее сформулировал в своей статье «На дне литературы» Иван Зорин. Литературы нет, авторы, журналы, премии ничтожны, кругом мерзость запустения, а то, что выдается за литературу – не более, чем ее имитации. Короче, полный и беспросветный эрзац...

Все современное – со знаком «минус». Поэтому и лучшей иллюстрацией этого «минуса» в литературе служит «новый реализм», который по мысли Зорина оперирует декорациями последних событий...

Странно, но все принципиальные критики современного состояния нашей литературы, как два пузыря пивной консистенции, похожи друг на друга. Основная претензия у Ивана Зорина – «отсутствие стиля». Помнится, Наталья Иванова что-то настойчиво твердила про «литературное вещество»... В лесу таких абстрактно-умозрительных категорий, при полном отсутствии конкретики и рождается стойкое чувство антагонизма, исходящего из якобы социально неблизких авторов, как у Ивановой, или возникает призрак «еврейских» денег, растливший все вокруг, как у Зорина.

Вот Иван Зорин выводит: «В литературном пространстве господствуют два-три «субъязыка», которыми легко овладеть, преобладающими являются письмо, близкое Интернет-сленгу, или осовремененное феней продолжение советской «деревенской» прозы». Получается, что язык современной литературы – это сплошной жаргонный полумаргинальный новояз. Но где, у кого? На какие произведения он ориентируется, прописывая это? С сайта «Проза.ru» или еще на какие-то другие сетевые ресурсы? Но так проще обтекаемо и сентенциями...

Премии – отвратительны, талантов нет и даже сам талант противопоказан. Опять же с чем сравнивать, а мера не предъявлена. Современные писатели у Зорина, что Белка и Стрелка, двинувшие в космос. Абзацем ниже пассаж про «еврейские деньги», на которые все, кто на поверхности, харчуются. То есть «еврейские деньги» уничтожают «стиль» и дали толчок отечественной космонавтике? Или я что-то не пойму.

Такое вот мифотворчество, причем очень комфортное как для построения, так и для восприятия многих. Нечто схожее активно используется нашими властно-политическими «патриотами» из известной партийной будки. У них там тоже везде деньги западных разведок мерещатся, под пуховыми варежками – наглые когти врага, который окружил жестким кольцом нашу Отчизну. Зачем 31-го на Триумфальную выходят? Деньги западных спецслужб отбивают, они ведь «поураганили» в свое время, а теперь растратились, как выразился наш любимый премьер. Конспирология проста, но всегда у нас действенна и к ней прислушиваются, также как и к «еврейским деньгам».

Я тоже считаю, что сейчас по преимуществу многое в современной литературе является скорее русскоязычным, чем относится к русской литературе. Но, впрочем, не могу согласиться, что пишется лишь «еврейская история русского искусства», потому как знаю массу примеров, которые доказывают обратное и внушают мне надежду и всякий раз восстанавливают желание что-то еще отыскать в нашей литературе.

Может все же есть праведники, ради которых можно спасти нашу литературную Содом и Гоморру?..

Но в статье-реплике Зорина царит отчаяние, в котором сквозит ощущение не принадлежности к компендиуму текстов нашей великой отечественной литературы, а соглашательство на прозябание в настоящей провинциальности, на неверие в читателя, уровень которого Зориным подвергается большому сомнению, на вырождение современного искусства. Да и неверие в судьбу своих текстов. А как же иначе, когда Иван Зорин говорит, что «пишу для прошлых поколений. Или, возможно, будущих». Для нас современников - однотипные «читбургеры».

С одной стороны, у Зорина русские классики - «описывали реальность, выходящую за пределы окружавшей реальности, и это возвысило их книги до общечеловеческих», а настоящая проза должна «должна расщеплять сознание, разрывая круг привычных ассоциаций, расширять горизонты». С другой – «два-три поколения после написания» – это время жизни книги, далее классические произведения могут вызвать интерес «разве у историков литературы»... Общечеловеческое со сроком годности на пару поколений... Наверное, это и есть «присутствие глубинной парадоксальности», о необходимости которой пишет Зорин. Не мне судить, мне нечего предъявить...

Несостоявшийся пестрый манифест «На дне литературы», конечно же не имеет ничего общего с высказыванием о литературе. Это текст о себе, о своей обреченности: «В российской литературе все едят кашу из одного котла. И ею же кормят читателя. Сегодня не сочиняют как прежде, а на манер американцев делают литературу. Это сплошной конвейер однотипных «читбургеров», которыми завалены полки современных книжных макдональдсов. А я – кустарь, надеющийся победить фабричное производство, уловив дух времени, я обречённо зажимаю нос».

Его позиция, как и реплика Ильи Стогова, как и статьи и колонки Натальи Ивановой имеют право на существование. Но, к сожалению, делается это обычно, чтобы продвинуть своих социально близких авторов или заявить о своей инаковости и уникальности и вслед за Мережковским сказать нечто подобное: «Я людям чужд и мало верю я добродетели земной, иною мерой жизнь я мерю...». Поэтому и высказывания подобного рода не более, чем бросок камнем в воду: всплеск и никакого следа. Что ж тут не порассуждать, что камень теперь на дне для будущих читателей покоится, раз современники не приняли?!..

Андрей Рудалёв


Добавить комментарий: