Главная | Новости | 2010 | Декабрь | 

Собирать современное искусство — это создавать историю своей жизни / Cosmoscow. Международное арт-шоу. Шоколадный цех, «Красный Октябрь», 17—19 декабря 2010 года :: Культура

24/12/2010 06:38 Chaskor.ru:
«Где здесь магазин «Красного Октября»?» — спрашивает у охранника женщина. Тот не знает. На острове посреди Москвы-реки, где находятся «Балчуг» и «Ударник», знаменитой конфетной фабрики больше нет. В её бывшем шоколадном цехе сегодня открылось арт-шоу с космическим названием Cosmoscow — первая ярмарка современного искусства, вплотную обращённая к коллекционерам.
Идейный двигатель проекта — Маргарита Пушкина, искусствовед, коллекционер, куратор коллекции современного искусства в банке «КИТ Финанс». С правого фланга её прикрывает Фолькер Диль — галерейщик из Берлина, недавно открывший галерею и в Москве, с левого — Владимир Овчинников, основатель одной из первых у нас частных галерей «Риджина». Это они — галереи и галерейщики — были создателями и двигателями российского художественного рынка. Кризис и появление конкурентов — первых российских биеннале, крупных центров современного искусства, таких как «Гараж», — заставили галереи задуматься над тем, как им оставаться на плаву. Один из способов не пропасть по одиночке — объединиться и вместе повышать свои потентность и компетентность. Этому, в частности, должно служить «космическое» шоу в Шоколадном цехе.

В первую очередь, нашим искусствоведам мешает очень слабая инфраструктура. Во-вторых, недостаточно финансирования, в стране мало коллекционеров. К тому же институции музеев ведут очень консервативную политику. Нам не хватает и галерей современного искусства. При этом мы ещё в значительной степени изолированы от мировой художественной сцены. К сожалению, наша изоляция ещё очень велика по сравнению с тем, как живут наши коллеги, допустим, в Восточной Европе.
Иосиф Бакштейн: «Отечественный арт-мир у нас маргинален…»

Открыть новую арт-ярмарку высокого уровня — это не только большие деньги, но и огромный труд. Для начала надо было найти на Западе галерейщиков, которые бы, не побоявшись финансовых рисков, привезли свои работы в Россию. (Участие в Cosmoscow стоит 12 тыс. евро для иностранных участников и 6 тысяч — для российских, которым не требуется столь значительная поддержка.) Надо было предоставить им достойный пакет услуг: решить проблемы с таможней, визами, логистикой, составить привлекательную параллельную программу — знакомство с художниками, визиты в мастерские. Наконец, надо было отремонтировать Шоколадный цех, приспособив его для выставочных целей. Как всегда, в день открытия далеко не всё ещё было готово, и до полудня продолжали докрашивать, доделывать и доразвешивать. Но, как говорят теперь и по-русски, ивент всё-таки состоялся.

Компактный формат ярмарки-уик-энда неожиданно всем пришёлся по вкусу. «Если что-то нельзя продать за два дня, — говорят устроители, — за пять тоже не продашь». И предновогоднее время выбрано удачно. Иностранцев привлекла также возможность самолично что-то узнать о российском арт-рынке. Западные массмедиа дают так мало информации, что рынок этот всё ещё остаётся таинственным, почти мифическим. И приехали они, видимо, не зря — Cosmoscow ещё не открылась, а продажи уже начались. Москва, того гляди, будет нанесена на арт-карту мира.

По наследству от советских времён мы получили мощную и большую культурную инфраструктуру. Одних только музеев 2,5 тысячи, не говоря уже о театрах, библиотеках и дворцах культуры. Все их нужно содержать. В результате все эти и без того маленькие деньги, находящиеся в корзинке социальной помощи, окончательно распыляются на помощь уже существующим объектам — для поддержания их в надлежащем виде.
Марат Гельман: «Ситуация должна работать на всех…»

Устроители вправе гордиться уровнем нового шоу и мощным иностранным присутствием. Многие из западных, да и российских, галерей участвуют в крупнейших международных арт-ярмарках — Art Basel, Art Berlin, Art Cologne. Всего присутствуют тридцать галерей: кроме московских, питерской и киевской, несколько немецких (Берлин, Дрезден), по одной из Вены, Амстердама, Лондона и Нью-Йорка; галерея Александра Окса, занимающаяся китайским искусством, существует в Берлине и Пекине. Все они достали из своих запасников лучшие работы. Финская Galerie Forsblom привезла Дэмиена Хёрста — самого дорогого сейчас художника-концептуалиста. Московская Frolov Gallery выставила гигантские фото Ральфа Касперса, персональная выставка которого только что закончилась в Московском музее современного искусства. Одна из старейших на Cosmoscow галерей — шведско-немецкая Nordenhake — показывает классику концептуализма — вещи Дональда Джадда и Ильи Кабакова, галерея Гари Татинцяна — превесёлого Джорджа Кондо. Есть и подающая надежды молодёжь: галерея «Триумф» выставляет свежеиспечённых лауреатов премии Кандинского — краснодарский дуэт Recycle с инсталляциями из утилизированных шин, Paperworks Gallery — ростовчанина Сергея Сапожникова с антигламурной фотографией. Представлено здесь и искусство, которое за неимением лучшего слова назвали концептуальным. Оно чем-то похоже на поэзию: там тоже за медиумом надо понять месседж. И хорошо, если они друг друга дополняют — как, например, в работах Елены Берг (Aidan Gallery), тогда контакт со зрителем обеспечен. Но большинство работ на арт-шоу всё-таки постконцептуальные, возвратившиеся к изображению — скульптуре, живописи. И к фотографии, которая, кстати, всё больше и больше становится объектом коллекционирования. Чего стоят только работы немки Барбары Пробст (Kuckei + Kuckei Gallery, Берлин) — серии масштабных снимков, сделанных пятью синхронизованными камерами, — своего рода художественная хронофотография, для демонстрации которой потребуется немалое пространство.

Преодолеть все препятствия, возникающее у нас при организации нового дела, могут только люди с очень сильной мотивацией, или, говоря высоким штилем, с чувством собственной миссии. Устроители действительно верят, что у них есть миссия: свести вместе художников и коллекционеров, убедив последних, что коллекционирование современного искусства — не только выгодное вложение средств, но и чрезвычайно увлекательная игра. Коллекционирование работ, на которых ещё нет патины времени, а у их авторов — проверенной репутации, может оказаться делом рискованным. Здесь, бросают вызов устроители, надо проявить смелость и интуицию, суметь первым увидеть ценность того, чего твои современники не понимают. Они взывают не только к деловому инстинкту инвестора, но и к идеализму собирателя, для которого коллекционирование — вопрос не коммерческий, а экзистенциальный — о собственном жизненном проекте.

Собирать современное искусство — это создавать историю своей жизни. Такие коллекционеры уже есть — взять хотя бы достойные музейного уровня коллекции Германа Титова (в августе она была показана в Государственном центре современного искусства на Зоологической) и Екатерины и Владимира Семенихиных (на днях завершается большая выставка в фонде «Екатерина»). И Титов, и Семенихины собирают только отечественное искусство, и их коллекции замечательно ложатся на судьбу нашей страны. Нонконформист Юрий Соболев в своё время признавался: «В 50—60-е годы я думал, что художник обязан знать какую-нибудь конечную истину и сообщить о ней людям. Потом, в 70-е, я думал, что конечной истины, слава богу, нет и надо сообщить об этом людям. Теперь я думаю, что никому совершенно не нужно ничего сообщать. Хорошо бы найти способ общения с самим собой. Это кажется мне теперь конечной истиной». Так было в 1985 году. Теперь же мы все, включая художников, живём в совсем другой стране, в которой, кроме всего прочего, завёлся арт-рынок. Художникам приходится по-другому строить свои отношения с потребителями их искусства. Те же хотят быть не просто потребителями, а творцами — создавать коллекции современного искусства как часть собственного жизненного проекта. И если, как надеются устроители Cosmoscow, политические и экономические катастрофы обойдут нас стороной, то художественный рынок в России будет расти и развиваться, к вящей радости художников, коллекционеров и просто зрителей. Постучим по деревяшке?